Яндекс.Метрика

И.В. Давыдов. Его звонкое небо

mig-15

1943 год. В небе круговерть. Надсадный вой моторов. Над одним из подмосковных аэродромов идет воздушный бой. Два остроносых Як-l преследуют «Фокке-Вульф-190». Вражеская машина, отлично маневрируя, уходит из-под удара. И вот она уже зашла в хвост краснозведного истребителя. Кажется, что через несколько секунд в воздухе послышится характерный звук стрельбы скорострельных пушек и объятый пламенем «ЯК», оставляя дымный шлейф, стремительно пойдет к земле... Но вместо стрельбы пушки в кабине «фокке-вульфа» стрекочет кинопулемет, фиксируя момент удачной атаки.

Воздушный бой окончен, и все три самолета мирно идут на посадку. «Противники» — летчики-испытатели — Юрий Антипов — на «фокке-вульфе» и Леонид Кувшинов с Василием Ивановым на «Яках» собрались за столом летной комнаты, чтобы подвести итог испытательному полету. Перед ними — модели самолетов, и они детально воспроизводят воздушную схватку, анализируя возникавшие в небе ситуации.

— Будь в кабине не Юра, «фоккер» не ушел бы от нас,  — уверенно говорит Василий Иванов.

— На такие фокусы, какие он проделывал на этом желтобрюхом, не способны фашисты.

YUrii-AntipovНо этими «фокусами» Юрий Антипов выявлял боевые возможности вражеских машин, проверял их сильные и слабые стороны, изо дня в день уже в течение нескольких месяцев поднимаясь в небо на «мессершмитах» и «фокке-вульфах» различных модификаций.

Командование торопит. Нужны рекомендации боевым полкам, как эффективней бороться с новыми типами самолетов фашистской авиации. И испытатели дают их.

С их советами знакомят летчиков авиационных соединений, принимающих непосредственное участие в боевых действиях. Сами испытатели вылетают на фронтовые аэродромы, чтобы передать опыт товарищам по оружию. Здесь, на фронте, они сами рвутся в бой — опробовать свои рекомендации.

Командование запрещает им участвовать в боевых вылетах над линией фронта. Испытателей не так уж много и они нужны в тылу для испытаний серийных и экспериментальных самолетов.

Так было в 1943 году, когда исход войны уже был предрешен. Но Юрий Антипов помнит и суровую пору сорок первого года ...

Депутат Верховного Совета летчик-испытатель Герой Советского Союза Степан Павлович Супрун в те тяжелые для Родины дни от имени своих товарищей обратился в Государственный Комитет Обороны с просьбой сформировать из испытателей полки и послать их на фронт. Супрун нашел убедительные доводы: испытатели должны в бою опробовать машины, которым они дали путевку в жизнь.

На фронтах было нелегко. Тяжело было и в небе. Фашистская авиация имела перевес. Советские самолеты новых типов только начали поступать в строевые части, их было немного.

В такой обстановке ГКО принял решение о формировании нескольких боевых полков из летчиков-испытателей. 401-й истребительный полк особого назначения возглавил Супрун. В составе 402-го полна под командованием Петра Михайловича Стефановского начал войну капитан Юрий Антипов.

27 июля 1941 года памятно Юрию Антипову. В этот день он получил задание сопровождать самолет-разведчик Пе-2. С рассветом взлетели с аэродрома. Все складывалось как нельзя лучше. На высоте около четырех тысяч метров спокойно прошли линию фронта. Южнее озера Жижицкое сфотографировали скопления войск на дорогах. Но на обратном пути их подстерегли пять «мессершмиттов». Силы явно неравные. Юрий понимал, как важны сейчас командованию данные разведки. Выход один: связать фашистов боем, чтобы дать возможность Пе-2 оторваться от «мессершмиттов» и уйти на свою территорию. Увеличили скорость до максимальной. Пе-2 с резким снижением пошел к линии фронта, а Юрий Антипов по крутой восходящей повел свой истребитель навстречу немецким самолетам. Цель была проста, забраться выше немцев, чтобы иметь более удобную позицию для маневра и атаки, и, пропустив Пе-2 вперед, надежно прикрыть его с хвоста. Враги раскусили маневр советского истребителя. Они решили сначала сбить истребитель, а потом догнать и уничтожить менее скоростной бомбардировщик.

Пилот самолета-разведчика быстро среагировал на обстановку: резким пикированием он ушел к темному массиву леса и скрылся из виду.

Капитан Антипов остался один против пяти. Он понимал, что его спасение в высоте, и тянул машину вверх. Вражеские машины рядом. Пулеметная трасса неслась к крылу. Юрий ввел самолет в крутой вираж с набором высоты. Как будто уклонился от пуль. И снова потянул вверх. МиГ-З крутится как волчок, дрожит, но взбирается ввысь. Опять трасса. Попытался увернуться, но она впилась в крыло. Однако ударов пуль не слышно. Не сразу сообразил, что это не пулевая трасса, а срывные жгуты — воздушный поток, срываемый с консоли крыльев.

Видя необычные маневры советского самолета, враги замешкались. Юрий поймал один из истребителей в перекрестие прицела и нажал гашетки. Пулеметы молчали. Попробовал перезарядить. Снова молчание. На мгновение растерялся. Надо уходить па полном газу. Толкнул ручку вперед и сторону, с полупереворота перевел самолет в крутое пикирование.

Поняв, что русский безоружен, два вражеских самолета начали преследование, а остальные остались на высоте.

До нашего аэродрома было не менее шестидесяти километров. Антипов на предельной скорости старался уйти от преследования или хотя бы дотянуть до своего аэродрома в надежде, что там помогут товарищи. Фашисты продолжали погоню: уж больно лакомым кусочком был безоружный самолет.

Показался аэродром. Горючего в баках оставалось мало. Дальше лететь некуда, надо принимать бой в районе аэродрома, пока не подоспеет помощь. Так решил Юрий Антипов. Тем более что один из пулеметов после нескольких перезарядок заработал. Юрий резко развернул машину навстречу врагам, С близкого расстояния открыл огонь по ведущему самолету. Пулемет дал только одну короткую очередь и вновь заклинил, Но эта короткая пулеметная очередь попала в мотор и маслорадиатор ведущей машины врага. Самолет просел и, оставляя шлейф дыма, начал падать. Второй  «мессершмитт» поспешил к линии фронта. Антипову было уже не до преследования: стрелка бензиномера приближалась к нулю. Проследив за местом посадки фашиста, капитан Антипов благополучно приземлился на аэродроме. Заруливая на стоянку, Юрий увидел невредимый Пе-2.

— Молодец, капитан! С первой, но, надеюсь не последней победой! — поздравил Юрия командир дивизии. Он тревожно следил за неравным боем и очень обрадовался успеху своего летчика. JIишь только Антипов отошел от комдива, как попал в руки друзей, и они его несколько раз восторженно подбросили на руках.

Первые месяцы войны. Тяжелая  пора. Чтобы не попасть под удары вражеской авиации, истребители часто меняли аэродромы. В неравных боях с врагом таяли ряды виртуозных пилотов-испытателей. Погиб дважды Герой Советского Союза Степан Супрун, не дожили до Дня Победы многие его друзья. Оставшиеся в живых дрались за двоих-троих.

Семь вражеских самолетов на счету Юрия Антипова.

antipov-1      antipov

Партийная характеристика Антипова Ю.А. 1942 г.

Но однажды ему не повезло. Один из боев чуть не стал для него роковым.

Два Ме-110 зашли в хвост его самолету и открыли шквальный огонь. Пули ударили в крылья, фюзеляж. Одна из них обожгла плечо. Превозмогая боль и наступившую от потери крови слабость, Юрий повел горящий самолет к аэродрому.

Фронтовой госпиталь в Калинине. Затемнение. Вой сирен воздушной тревоги. Но самое неприятное — вынужденное безделье. Рана затягивалась, но еще ныла, особенно в вечерние часы. Отвлекаясь от боли, Юрий вспоминал ...

Далекое детство. Поездка с отцом — водителем трамвая — по улицам Москвы. Отец переключал рычаги, крутил ручку контроллера, и послушный его рукам трамвай, распугивая звонком извозчиков и прохожих, громыхал по рельсам, останавливался и вновь набирал скорость. Лицо отца оставалось невозмутимым: а Юрка завидовал ему... Но недолго.

В небе Москвы он увидел самолет. И какой букашкой показался Юре трамвай в сравнении с гудящей в синеве машиной.

Может быть, в этот день родилась мечта, которая и определила его путь. Он поступает в ФЗУ при авиационном заводе Ν-1 имени «Авиахима». Пятнадцатилетним парнишкой Юрий работает в цехах, где рождаются самолеты.

Авиация в ту пору набирала силы, и на глазах подростка проходили испытания самые современные самолеты. Их поднимали в небо летчики-испытатели.

Взлетел самолет «Рекорд дальности», который Валерий Чкалов, а затем и Михаил Громов повели через Северный полюс в Америку. Здесь начал свой путь в небо гигантский воздушный корабль «Максим Горький». Ежедневно десятки серийных самолетов-истребителей и легких бомбардировщиков испытывали заводские летчики — испытатели.

Юношам, работавшим на заводе, было чему позавидовать и было у кого поучиться. Для них организовали здесь одну из первых в стране авиационную школу Осоавиахима. Шефство над ней взяли заводские летчики-испытатели. Только преданность авиации открывала дверь в эту школу. Группа молодых ребят-рабочих своими руками построила планер. Одним из энтузиастов этой работы был и Юрий Антипов. Первые шаги в небо Юрий сделал в 1932 году в районе станции Трикотажной Рижской железной дороги. Здесь проходили полеты, здесь учили летать. Вместе с учлетами планерной школы тренировался и молодой авиаконструктор Олег Константинович Антонов (ныне Генеральный Конструктор).

Ребята, освоившие полет на планере, стремились попасть в заводскую летную школу, работавшую на общественных началах.

Неделями не видела мать Юрку. Появлялся он поздно, наскоро глотал пищу и, как убитый, падал в постель.

Чуть свет — снова убегал. Учеба в летной школе поглотила все его свободное от работы время.

Радостным событием на заводе был вылет нового самолета. Это — праздничная церемония. Выкрашенный в красный цвет самолет выкатывали на летное поле. Из цехов выходили рабочие, играл духовой оркестр. Летчик занимал место в кабине. Вслед взлетевшему самолету махали руками, подбрасывали фуражки. А когда пилот возвращался из полета, его восторженно качали и несли на руках.

Во время одного такого торжества произошел поучительный для учлетов случай. Валерий Чкалов закончил опытный полет на И-15, но во время руления у него заглох мотор, и самолет остановился далеко в поле. В дни испытаний, как правило, в воздухе над аэродромом летал только опытный самолет. Но в этот раз один из учлетов, задержавшись в зоне пилотажа, прилетел на заводской аэродром вслед за Чкаловым. Приземлившись, как положено, он увидел на взлетной полосе красный самолет и растерялся, стал рулить прямо на И-15, около которого прогуливался Чкалов в ожидании автомобиля из ангара. Казалось, столкновения не избежать. Чкалов бросился наперерез катящемуся У-2, схватил его за консоль крыла и резко дернул. У-2 развернулся. В мгновение Чкалов назвлек из кабины, как котенка, за шиворот, бледного учлета. О чем он говорил, можно было только догадываться по энергичной жестикуляции Валерия Павловича. Правда, когда страсти улеглись, Чкалов беззлобно похлопал по плечу расстроенного паренька и успокоил: «Не обижайся. Я погорячился. Всякое бывает».

В декабре 1933 года из Оренбургского училища прибыл инспектор-летчик проверить технику пилотирования учлетов и лучших отобрать для дальнейшей учебы в военной авиашколе. В числе тридцати счастливцев оказался и Юрий Антипов.

В Оренбурге Юрий проучился недолго. Его с другими двадцатью товарищами направили в Одесскую школу военных летчиков.

В ноябре 1934 года Юрии Антипов закончил учебную программу, отлично сдал зачеты и экзамены и получил звание военного пилота. Собрал свои нехитрые пожитки, готовился к переезду на новое место службы в строевую часть. Но командование решило иначе. Его оставляют в училище летчиком -инструктором.

Юрий понимал, что на острие авиации, сразу за конструкторами находятся летчики-испытатели. Понимал, что это далеко не безопасная профессия. и все-таки стремился к ней. От рядового летчика-инструктора до командира отряда прошел он путь в училище. Сотни летчиков, воспитанных инструктором, командиром звена и отряда старшим лейтенантом Антиповым разлетелись в разные уголки Советского Союза, чтобы стоять на страже неба родной страны.

Антипов добивается перевода в испытатели. Поработать испытателем сразу не пришлось. Юрий прибыл по новому назначению в дни, когда началась война, и сразу же попал в состав сформированного из летчиков-испытателей 402-го полка особого назначения под командованием Петра Михайловича Стефановского.

Начались испытания, но не самолетов, а характера, мужества, летного мастерства. Боевые вылеты на штурмовку, сопровождение бомбардировщиков, прикрытие наземных войск показали, что Юрий Антипов хорошо подготовил себя к войне ...

... Во фронтовом госпитале капитан Антипов узнал о награждении его первым орденом Красного Знамени.

 

После госпиталя, зимой сорок второго, Антипов осваивает самолеты иностранных марок и обучает летчиков пилотированию этих самолетов.

Где-то бьются насмерть товарищи по полку, а ему приходится заниматься почти мирным трудом. Это не по нутру капитану Антипову. Он стремится на фронт. Но события повертываются иначе. Летчиков-истребителей отзывают с фронтов, с тем чтобы послать на новый не менее опасный участок — испытание новых самолетов.

Юрий Антипов к тому времени освоил все типы советских и иностранных истребителей бывших на вооружении Красной Армии. Это было очень кстати для испытательной работы. Летчикам-испытателем он стал как раз в то время, когда меньше всего этого хотел. Юрий рвался на фронт, а попал в глубокий тыл. Но именно здесь, в тылу, закладывались первые камни в здании превосходства над врагом в воздухе.

Летчики-испытатели с неохотой покидали боевые полки и возвращались к испытательской работе.

Отрабатывались тактические приемы воздушного боя применительно к самолетам врага, совершенствовались наши боевые машины и их вооружение. Выявлять преимущества и недостатки немецких самолетов поручили Юрию Антипову и группе его товарищей. Изо дня в день поднимал он в небо трофейные фашистские самолеты и вступал на них в воздушные схватки со своими товарищами. В этих тренировочных и учебных боях оценивались и сравнивались боевые возможности «Яков», «МиГов», «ЛаГГов» с возможностями «мессершмиттов» и «фоккевульфов».

Такие испытания позволяли определить наиболее уязвимые места фашистских самолетов.

Конструкторы быстро дорабатывали наши самолеты, повышая их эффективность по сравнению с машинами врага.

Летом 1944 года на фронте появился модифицированный самолет «Фокке-Вульф-190 А8» с мощным стрелковопушечным вооружением, Самолет потяжелел, уменьшилась его маневренность, но эти недостатки с лихвой окупались более длительным пребыванием в воздухе и большой  плотностью огня.

Долгое время не удавалось захватить целым самолет этой конструкции и прощупать его слабые места. Но уже осенью его перегнал через линию фронта немецкий летчик-антифашист. Нужны были данные о самолете, и командование торопило: испытатели летали по нескольку раз в день. Много летал и Антипов — ведущий по этим испытаниям.

В одном из полетов самолет, не выдержав резкого набора высоты, колоколом повис в воздухе, а потом, свалившись на крыло, заштопорил. Виток, другой, третий… Антипов дал рули на вывод из штопора и ждал, что самолет прекратит вращение. Но тяжелая машина, раскручиваясь, падала к земле. Можно выброситься на парашюте, но Юрий помнит, с каким трудом достался этот самолет. Майор Антипов продолжает борьбу за спасение самолета. Если наш легкокрылый «Як» уже давно бы вышел из штопора, то «фокке-вульф» медленно прекращал вращение. Почти над черным в этот пасмурный день лесом он наконец выровнялся и, надсадно воя, перешел в горизонтальный полет. После посадки по телу пробежал неприятный озноб. Возникло отвращение к вражеской машине. Не хотелось к ней подходить, а тем более влезать в кабину. у Юрия было такое чувство, будто он побывал в тылу врага, с риском для жизни узнал необходимое и вернулся невредимым. Однако данные разведки оказались неполными, и нужно снова идти в опасный рейд. И снова полеты ...

В то время как одна группа летчиков-испытателей работала сугубо для фронта, то есть мгновенно реагировала на появление новых образцов самолетов врага, вводила в строй модифицированные самолеты наших конструкторов, другая — небольшая, занималась экспериментальными исследованиями.

К концу войны фашисты выпустили небольшую серию реактивных самолетов. В предсмертной агонии враг с их помощью них хотел добиться преимущества в воздухе. Но это ему не удалось.

На экспериментальной базе и заводских цехах конструкторских бюро одевались в металл и готовились к испытаниям отечественные истребители с турбореактивными двигателями.

Майор Антипов быстро приспособился к своеобразным условиям полета и овладел техникой пилотирования на больших скоростях. Этому способствовал более чем десятилетний опыт полетов на различного типа самолетах.

Отгремела война, но у испытателей работы не уменьшилось. Были организованы курсы по подготовке летчиков-испытателей, которые возглавил генерал Стефановский, а инструктором назначили подполковника Антипова.

Не зря говорят, что авиационные наставления написаны кровью. 3а право владеть небом авиаторы платили дорогой ценой и, прежде всего, ценой жизни тех первых, кто шел на штурм высоты. В первых рядах штурмующих небо был и подполковник Юрий Антипов. Командование ВВС поручило испытателям проверить и дать путевку в жизнь первенцу реактивной истребительной авиации самолету МиГ -9.

antipov-1-kopiya

На заводских испытаниях машина показывала хорошие пилотажные качества. Первым пилотом-испытателем опытного образца был Алексей Гринчик. При завершении программы заводских испытаний этот прекрасный человек и пилот погиб. Причины катастрофы остались до конца не ясными. Программу — на втором образце — закончил Марк Галлай.

Путевку в строевые части должен был дать ведущий летчик-испытатель подполковник Антипов. Самолет он изучил в совершенстве. К первому полету Антипов готовился особенно тщательно. Он мысленно воспроизводил возможные аварийные ситуации и способы ликвидации их.

Забираясь в кабину самолета для тренировки, с закрытыми глазами легко находил любой тумблер. Для самого себя разработал схему быстрого осмотра наиболее важных пилотажных и контрольных приборов, до автоматизма довел движения по включению и выключению различных aгpeгатов и органов управления .

... МиГ-9 вывезли на старт. Подполковник Антипов включил двигатели, проверил режимы их работы и взлетел. В полете машина вела себя безукоризненно.

Однако гибель Гринчина и неполадки в полетах Галлая заставляли быть начеку.

После одного из полетов Дмитрий Пикуленко, участвовавший в испытаниях другой машины, сообщил Антипову, что его машина плохо слушается рулей и склонна к резкому кобрированию — задиранию носа на скорости, близкой к максимально допустимой. Антипов решил проверить.

Всё в этот день начиналось как обычно. МиГ-9 отбуксировали на старт. Нормально на режимы вышли двигатели, и начался стремительный нарастающий по скорости разбег по квадратам бетонки. От тряски на стыках плит приборная доска слегка вибрировала, и трудно было следить эа показаниями стрелок и индикаторов. Ручку чуть на себя, и машина, плавно оторвавшись от бетона, полезла в синеву неба. Подполковник Антипов любил эти мгновения и каждого взлета ждал с нетерпением. Приборная доска замерла. Юрий Антипов пробежал по ней глазами. Все в норме. Можно набирать высоту. Самолет в зоне испытательных полетов. Стрелка высотомера показывает пять тысяч метров. На контрольной площадке Антипов включил самописцы и начал разгонять самолет, плавно передвигая рычаги секторов газа. Со свистом набирали обороты турбины. Скорость быстро нарастала. Стрелка прибора скорости приближалась к ограничительной риске.

Пока все нормально, как и на первой машине. Вдруг па скорости семьсот пятьдесят километров в час машина резко и неожиданно задирает нос и под большим углом идет вверх. Мгновенно нарастают перегрузки. Они вдавили пилота в кресло, обтягивают кожу лица, зарябило в глазах, На какое-то мгновенье Антипов потерял сознание. Очнулся. Сквозь неприятную рябь в глазах просачивается яркий солнечный свет. Сознание возвратилось, и с ним тревожная мысль: «Что случилось?»

Осмотрелся. Машина под углом 45 градусов набирает высоту. Солнечные блики играют на бронестекле, слепят. Посмотрел на показания приборов. Принюхался. Запаха гари не слышно. Машина не горит, беспорядочно не валится. Только скорость уменьшилась, хотя двигатели работают на полных оборотах. Самолет слишком круто набирает высоту, и тяги не хватает для поддержания скорости. Тронул ручку управления. В продольном направлении ее заклинило: руль высоты не действует. Поработал элеронами: машина слушается. Рычагами секторов газа начал убирать обороты и уменьшать тягу двигателей. Машина медленно начала опускать нос. Перешла на снижение. Добавил обороты. Самолет вновь начал набор высоты. Обо всем по радио сообщил на землю. Находившийся на командном пункте генерал Стефановский советует сориентироваться по обстановке и при необходимости покинуть машину. Подполковник Антипов принимает решение попытаться спасти опытный самолет. Он знает, что если не посадит его, причина аварии будет неясна. Используя рычаги сектора газа для изменения тяги двигателей, Юрий Антипов проверил возможность управления самолетом по продольной оси, что позволяло в какой-то мере заменить руль высоты. Теперь, когда появилась возможность управлять машиной, летчик-испытатель повел ее к недалекому аэродрому. Развороты удавалось выполнять с помощью одних элеронов. Тем временем на аэродроме готовились К приему аварийной машины: прекратили полеты, освободили полосу, на всякий случай вызвали санитарную и пожарную машины, Затаив дыхание, ждут друзья.

Надо проверить выход шасси. Сигнальный индикатор показывает нормальную установку стоек шасси. Начинается ювелирная работа. Тягой двигателей Юрий Антипов перевел истребитель в пологое снижение, направил к полосе. Сейчас самый сложный и ответственный элемент в пилотировании не управляемого рулем высоты самолета. Нужно очень точно уловить момент выключения двигателей, чтобы истребитель не рухнул, а плавно, без потери скорости встретился с полосой и побежал по ней.

Пора. Рычаг сектора газа на «стоп». Выключил двигатели. Самолет коснулся полосы, подпрыгнул и, чуть переваливаясь с крыла на крыло, побежал по испещренному черными полосами бетону.

Летчик сдвинул фонарь кабины. Подставил лицо свежему морозному воздуху. После пробежки самолет остановился. К нему со всех концов аэродрома бежали люди, ехали машины.

Антипов выпрыгнул из кабины и обошел истребитель.

Даже его, испытателя, ошеломило то, что он увидел. Хвостовое оперение развернуто почти на девяносто градусов, а фюзеляж скручен так, что образовалась спиральная гофрированная поверхность, на которой видны трещины. Кто знает, что случилось бы, продлись полет еще минут пять. Если бы хвост разрушился на малой высоте, покинуть истребитель было бы невозможно. От этих мыслей неприятный холодок пробежал по телу. Юрий Антипов энергично повел плечами, словно сбрасывая неприятные ощущения, и, улыбаясь, пошел навстречу подбегавшим товарищам.

Через два часа на аэродром приехал Генеральный Конструктор Артем Иванович Микоян с группой специалистов. Тщательное обследование показало, что из-за непрочности обшивки произошла деформация и скручивание фюзеляжа.

Самолет отправили на доработку и ремонт.

Юрий Антипов полюбил самолет за хорошие боевые качества и не мог допустить мысли, что такую машину не запустят в серию. Поэтому выразил желание провести после доработок заводские испытания.

antipov-kopiya-2Через несколько дней после этих событий был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР. 3а мужество и героизм, проявленные при спасении опытного самолета, подполковника Антипова Юрия Александровича наградили орденом Ленина.

А в цехах экспериментальных заводов конструкторов Яковлева, Микояна, Лавочкина уже одевались в металл новые опытные самолеты-истребители. Впервые на майском параде 1947 года на большой скорости прошли полки реактивных истребителей.

К началу 1948 года появились опытные образцы реактивных истребитей МиГ-15, Як-23, Ла-15.

Ведущим летчикам-испытателем на МиГ -15 назначили Антипова. 3а короткое время испытаний Юрий Антипов и его коллеги овладели техникой пилотирования на трех опытных реактивных машинах. Но больше других Антипову нравился МиГ-15.

В том же 1948 году в День авиации впервые над Тушинским аэродромом появился реактивный истребитель со стреловидным крылом. На громадной по тем временам скорости промчался он над трибунами. 3атем истребитель взмыл в безоблачное небо. Юрий Антипов выполнил на нем комплекс фигур высшего пилотажа: бочки, петли, перевороты, Искрящейся точкой врезался в синеву, расчерчивая небо белой полосой инверсии. Наблюдая за полетом, трудно было поверить, что это современный реактивный истребитель, а не  легкомоторная спортивная  машина.

Демонстрация самолета прошла блестяще.

Опыт войны в Корее показал хорошие боевые возможности наших реактивных истребителей. Корейские летчики в совершенстве освоили эти машины. Американская авиация в небе Кореи понесла большие потери от истребителей МиГ-15 и МиГ -17.

В своей повседневной работе Юрий Александрович Антипов не видел ничего героического, просто он честно и с большой радостью выполнял любимую работу.

Родина по достоинству оценила опасный героический труд покорителей пятого океана. Группе летчиков-испытателей было присвоено высокое звание Героев Советского Союза. И среди них — Юрий Антипов.

Есть в авиации еще одно отличие — звание заслуженный летчик-испытатель СССР. В числе первых этого звания удостаивают Героя Советского Союза полковника Юрия Александровича Антипова.

YU.A.Antipov

Пожалуй, на этом можно было бы закончить рассказ о жизни нашего современника, героя нашего времени. Многое поведал он сам, о многом я узнал от его товарищей по работе. Сейчас Юрий Александрович на пенсии. Однако он продолжает служить в авиации, работая инструктором на авиационных тренажерах, в музее авиации при академии. Он учит молодых командиров руководить воздушным боем. Немало времени уделяет он сбору и сохранению исторических ценностей авиации. В музее, где он сейчас работает, его высоко ценят как большого знатока авиационного дела.

В квартире Юрия Александровича Антипова заполненные книжные шкафы. Очень много книг об авиации: технических и художественных. На шкафах модели самолетов с дарственными надписями от конструкторских бюро.

Во время одной из встреч с Юрием Александровичем я задал ему несколько вопросов. Но беседа, к моему удовольствию, затянулась, и я получил гораздо больше ответов, чем  предполагал. На вопрос: «Самые радостные события вашей жизни. Как вы понимаете счастье?» — он ответил:

— Почти вся моя сознательная, трудовая жизнь связана с авиацией. Я начал летать, когда мне было семнадцать лет. Наиболее радостные события связаны с авиацией.

Первый самостоятельный полет на планере с большой горы, первый самостоятельный полет на самолете У-2 на Центральном аэродроме Москвы.

Окончание государственных испытаний самолета: МиГ -15, и, конечно же, рождение детей.

Когда труд дает тебе радость, удовлетворение — это большое счастье. Работа летчика-испытателя давала мне это счастье.

antipov-2

Черновик автобиографии Антипова Ю.А. (фрагмент) 1965 г.

 

 

Любителям фотографии. Интернет-журнал «Я фотолюбитель». Огромная коллекция фотографий читателей журнала, сотни статей о фотоискусстве. Уроки фотографии для начинающих. Читайте здесь!   

 

Подпишитесь на нашу рассылку

Добавить комментарий