Яндекс.Метрика

И.В. Давыдов. Глазами друзей

V.Komarov

Черная «Волга», подъехавшая к Дому радиовещания и звукозаписи, ничем не отличалась от подобных ей легковых автомобилей, заполнивших стоянку, И все-таки ребячьи глаза сумели заметить ее необычность. Когда машина остановилась, из нее вышел полковник в парадной авиационной форме и исчез в дверях Дома радио. В автомобиле остался водитель.

Сначала к «Волге» подошли двое мальчуганов с пионерскими галстуками и сдвинутыми на затылок фуражками.

— А правда, с вами приехал космонавт Владимир Комаров? Я его узнал, — задорно спросил один из них.

— Да, Владимир Комаров, — не без гордости за своего пассажира подтвердил шофер. И это было его ошибкой.

— Ага! Что я говорил?! — воскликнул мальчишка. Я всех космонавтов знаю в лицо, — торжествовал он.

Ребята отошли в сторонку, о чем-то посовещались и стремглав бросились в подъезд соседнего дома. Через несколько минут мальчишки появились, но уже в сопровождении целой ватаги своих товарищей. В руках у каждого были открытки, книжки, марки. Эта компания остановилась рядом с машиной. Ребячий телеграф действовал безотказно. Толпа мальчишек и девчонок росла. R ним начали присоединяться и взрослые. «Волга» оказалась осажденной со всех сторон.

Время шло. Водитель заволновался. Он не представлял себе, как пробьется полковник через толпу любопытных и жизнерадостных ребят.

Комаров появился на ступеньках Дома радио и стремительно направился к ожидавшей его машине, но, натолкнувшись на живую ребячью плотину,  остановился.

— Владимир Михайлович, подпишите, -пожалуйста сказал тот, который узнал его первым, и протянул марочный блок. За ним послышались еще просьбы:

— Пожалуйста, Владимир Михайлович.

Отступать было некуда, и Комаров, вытащив ручку, писал свою фамилию на книгах, открытках, газетах, марках ...

А он спешил, он очень спешил, — опаздывал на важный прием.

   Владимир Комаров не мог оттолкнуть ребятишек и, обращаясь к ним, сказал:

— Я очень спешу, ребятки. Присылайте ваши открытки ко мне в Звездный. Я обязательно всем подпишу.

Космонавт сел в машину, и она медленно стала пробираться через толпу. Когда вырвались на простор автострады, шофер рукавом вытер пот с лица и, виновато глядя на Комарова, проговорил:

— Зря я признался, что это вы подъехали. Вот ребятня и осадила машину. Любят они вас. 

— Мечту любят. Космонавтику любят. И открытки подписать надо, — задумчиво сказал Комаров, смотря на стремительно бегущий асфальт.

А потом в Звездный пришли сотни писем. И каждому в ответ вернулась открытка или марка с автографом космонавта. Комаров сдержал свое обещание.

* * *

Шумная группа охотников с ружьями и рюкзаками шла по Звездному. Собирались недолго. Слышались веселые шутки по поводу внешнего вида того или иного товарища, дружелюбный смех. Пора садиться в автобус и уезжать.

— Подождем Володю, — предложил кто-то, — сегодня он что-то задерживается. Это на него не похоже.

В  это  время  в  окне  автобуса  показалось улыбающееся лицо Комарова:

— Ну, что, ребята, скоро поедем или кого ждем? спросил он.

— Вот это да! Володя, ты уже здесь? А мы тебя дожидаемся ...

Комаров остался верен себе. Он не мог позволить, чтобы из-за него что-то задерживалось, он не опоздал, а, наоборот, пришел первым. Рассаживались. Путь к охотничьим угодьям был дальним. Автобус взревел мотором и, покинув Звездный, устремился в подмосковную ночь. В дороге начались охотничьи байки. Володя в который раз просил друзей-космонавтов Анатолия и Алексея рассказать забавную историю. Каждый из них рассказывал по-разному и с картинками. Комарова забавляла эта полуправда, а может быть, и чистая выдумка. Весь эффект зависел от таланта рассказчика.

Дело в том, что однажды после охоты Анатолий заглянул к другу вечером. Жена Алексея указала на ванную. Так рассказывал Анатолий. Открыв дверь, он увидел намыленную голову лося, которую Алексей брил опасной бритвой. Как утверждал Толя, лось от удовольствия пофыркивал и просился в холодец. 

По словам Леши, все было наоборот. Он застал Анатолия в одеянии парикмахера. Толя искусно стриг под полубокс, а потом брил лосиную голову на туалетном столике жены, которой, к счастью, в этот момент не было дома. Осваивал смежную специальность. Каждый из друзей сопровождал рассказ выразительной мимикой и добавлял новые подробности.

Смеялся Комаров негромко, но искренне. Глаза весело поблескивали.

Всю дорогу не было конца этим рассказам, прерываемым временами взрывами смеха.

Приехали в охотничьи угодья. С шумом вылезли из автобуса. И тут обнаружилось, что у Комарова, кроме ружья и патронташа, ничего нет.

— А где же твоя охотничья сумка? Забыл, что ли?

Куда дичь девать будешь? — допытывался кто-то.

— Да нет, не забыл, не взял просто. А дичь? ... — Володя развел руками и улыбнулся.

Зашли в охотничий домик. Главный егерь предложил Комарову отдельную комнату.

— Ну уж нет! Среди ребят веселей, и столько басен наслушаешься, что потом на неделю смеха хватит. Да утром резвей одеваться, А то второпях еще и разбудить забудут, и тогда ищи их.

Он прекрасно понимал, что о нем не забудут, но от ребят уходить не хотел. Володя как-то ровно дружил со всеми. И его уважали: Почти до рассвета не утихал гомон в комнатах охотников .

Заснули на часок. Как только забрезжил рассвет, пришли егеря. Слышался лай собак. Над озером стелился  утренний туман.

Охотники расходились на зорьку. Старший егерь предложил Комарову быть напарником, но Володя вежливо отказался. Он любил эти рассветные часы на охоте проводить один. И не потому, что он чурался людей. Нет. Он охотился по-своему.

Об этом необычном способе охоты Владимира Комарова рассказал бессменный секретарь общества охотников из Звездного — Максимыч. .

В то утро он увидел, как в камышовой глухомани опустились утка и селезень. Максимыч знал, что туда, в довольно топкое место, ушел Володя в своих высоких охотничьих сапогах, и ждал, когда загремят выстрелы, но их не последовало. Максимыч, недоумевая, стал пробираться через заросли камыша. Вот то место, где приводнились утки. Осторожно раздвинув стебли камыша, он увидел, как в маленькой бухточке по зеркальной глади воды, распуская  легкую рябь, плавали утка  и  селезень. Осталось только нажать курки и оборвать эту прекрасную идиллию. Он прицелился и вдруг над самым ухом услышал тихий голос:

— Не стреляй, пожалуйста, Максимыч,

Максимыч скосил глаза на голос. В охотничьем азарте он не заметил, что очутился в двух шагах от застывшего в камышах Комарова. Ружье его было опущено, и он смотрел на птиц. Селезень заботливо плавал вокруг утки, время от времени чистя перышки.

О чем думал в эти минуты Владимир Комаров? Может быть, о неповторимой красоте родной планеты с вот такими яркими, сочными уголками, которые не рассмотришь с космических высот, а может быть, о будущих исследователях Вселенной, которые многие годы будут   лишены счастья созерцать мир, давший им жизнь. Он был мечтателем.

Где-то рядом громыхнул выстрел. Птицы встрепенулись, взлетели и, скрываясь за камышами, над самой водой полетели к  дальнему краю озера.

— Не сердись, старина, что я лишил тебя такого удовольствия. Уж очень жаль было их убивать в этот момент, — виновато говорил Комаров.

Максимыч не сердился. От интонации голоса Володи у него тоже спал охотничий азарт, и он совсем по-иному взглянул на это чудесное утро, полное живых красок. Где-то в заводи плеснула щука, пустив по воде круги.

— Наверное, сцапала карася, — проговорил Комаров.

Он видел и слышал природу .

. А над озером началась пальба. Охотничьи страсти разгорались…

К полудню собрались у домика. Кому повезло, у тех в ягдташах было по нескольку уток. Возбужденные охотники делились впечатлениями. Один из егерей, обращаясь к Владимиру, сказал :

— Вам не повезло. А я селезня и утку стукнул. Он снялись как раз с того места, где вы стояли. Вот они. — И бросил на траву двух мертвых птиц.

Максимыч взглянул на Комарова. Лицо Владимира передернулось, а глаза стали грустными.

— Да, не повезло ... — Чуть помедлив, он добавил: — Не повезло птицам.

Егерь посмотрел на Комарова, но так ничего и не понял.

Сели за стол обедать перед дорогой. Каждый выложил в «общий котел» все, что он захватил с собой. И снова начались возбужденные разговоры: кто удачно поохотился, а кому нечем похвалиться. Снова вспоминали забавные случаи из только что прошедшей охоты. Владимир любил слушать. Он умел слушать ...

И снова мерно гудит мотор. В пути, когда приморившиеся и почти не спавшие охотники угомонились, Володя подсел к еще не успевшему задремать Максимычу. Подробно описывал виденных за день пернатых, он спрашивал об их повадках. И был немало удивлен, узнав, что клесты выводят птенцов зимой. Максимыч пояснил. Еловые шишки зимой закрыты и полны семян. Клест сильным клювом крошит их и добывает пищу птенцам, в то время как самка согревает их. Весной шишки раскрываются и семена выпадают, но к этому времени птенцы уже сами способны летать и кормиться.

  — До чего же умно распорядилась природа! — удивился Комаров.

  Он вез с охоты домой  «добычу» – «убитые ноги» – и множество впечатлений…

* * *

В жизни бывают событии, которые проходят почти незаметно, но наступает момент, когда они, как в калейдоскопе, всплывают в памяти, представая в новом свете. Прошлое вспоминается и переоценивается.

В обеденный перерыв Костя, один из инженеров, забежал к товарищу, чтобы договориться, на какой электричке ехать. Застал шахматную баталию. Противником бородатого приятеля был капитан с приятными живыми главами.

— Познакомьтесь, — предложил  бородач .

_ — Володя, — представился капитан, энергично пожимая руку.

Схватка на доске обещала затянуться, и противники по причине конца обеда были вынуждены согласиться на ничью. Немного поговорили о делах служебных и разошлись. С этого дня, встречаясь с Комаровым, Костя обменивался рукопожатиями и парой-тройкой вопросов о жизни, о делах. 

В испытательской работе нередко человеческие отношения переплетаются со служебными. Случилось так, что Володя и Костя испытывали один и тот же объект, но на разных этапах. Их пути встретились, когда объект стал внедряться на самолетах. Были совместные полеты, советовались при написании актов о проведенных испытаниях, помогали друг другу. Комаров всегда прислушивался к мнению товарищей и при оценке нового устройства старался обобщить опыт, накопленный при других испытаниях. Делал все неторопливо, четко и уверенно. Чувствовалась хорошая теоретическая подготовка, полученная в академии.

В «Жуковку» он попал с летной работы. Летал истребителем. Хотелось получить инженерные знания, чтобы стать испытателем. Комаров стал испытателем, но не летчиком, а инженером-испытателем.

Новая работа первое время захватила его. Ему нравилось давать путевку в жизнь новым устройствам. Но гул, реактивных двигателей, взлетающие самолеты не давал покоя. Он с тоской поглядывал на ручку управления истребителем, иногда незаметно для других гладил ее. Cамолеты в небо поднимали летчики-испытатели. Ему приходилось писать им задания, а затем анализировать результаты полетов. И все же душа летчика взяла свое. Володя неожиданно исчез. На вопрос Кости бородач, работавший вместе с Комаровым, по секрету сообщил:

— Проходит специальную медкомиссию. Летать хочет. Кажется, в космонавты решил податься.

Встретились неожиданно. На вопрос Кости: «Какому делу служишь?» — Комаров ответил довольно неопределенно: «На новой технике летать предлагают». Поговори, ли о житье-бытье, потом он отошел к группе молодых  летчиков и о чем-то оживленно заговорил, показывая рукой эволюции самолета. Со стороны можно было понят что он объясняет товарищам физический смысл невесомости применительно к предстоящему заданию. Он даже распластал руки, как крылья.

После Володя подошел к Косте и предложил: «В вашем деле тебе нашлось бы толковое применение. Хочешь  я узнаю о возможности перехода к нам?»

Спустя некоторое время встретились уже в Звездном и теперь встречались почти ежедневно. Володя тренировался, учился, готовился к полету. И вот когда он вышел на финишную черту — стал дублером, врачи нашли, что у него есть неполадки в сердце. Это грозило отчислением из отряда. Дверь в мечту закрывалась. Но Владимир не собирался сдаваться, хотя помрачнел и осунулся. Решил ехать в Ленинград к крупным специалистам. Дополнительные проверки показали, что Владимир Комаров по состоянию здоровья годен к выполнению космических полетов, легко переносит нагрузки. Из Ленинграда он прилетел счастливый и сразу начал подготовку к полету.

Gagarin-i-Komarov

Это был качественно новый рейс к звездам. Впервые на борту космического корабля, кроме летчика, были ученый и врач.

Первый многоместный корабль «Восход», преодолев земное притяжение, вышел на орбиту вокруг Земли. Потом была триумфальная встреча.

Звание Героя Советского Союза, летчика-космонавта СССР, воинское звание полковник-инженер не изменили Владимира Комарова. Он остался по-прежнему простым, спокойным, отзывчивым и очень дружелюбным.

Но что-то изменилось в Косте. Большое уважение к Комарову, к совершенному им подвигу теперь не позволяло называть его просто Володей. Когда после полета они впервые встретились и Костя назвал его Владимиром Михайловичем, космонавт удивленно вскинул брови: .

— Почему Михайлович? Для всех друзей и товарищей я остался Володей. Договорились?

И он добродушно улыбнулся,

* * *

Весь мир открыл объятья экипажу «Восхода». И космонавты щедро делились с людьми впечатлениями о полете, рассказывали, что нового им удалось увидеть и сделать за пределами Земли.

Одна из заграничных поездок привела космонавтов во Францию. Париж приветливо встретил экипаж «Восхода». Газеты пестрели фотографиями Владимира Комарова, Константина Феоктистова, Бориса Егорова. В столицу Франции на международную авиационную выставку прибыло множество делегаций разных стран, но наибольшим вниманием пользовалась советская, в ее составе был первый экипаж многоместного космического корабля.

Устроители выставки старались, чтобы участники не скучали, Гиды сопровождали делегации по музеям и достопримечательным местам Парижа. В один из дней советской делегации предложили проехать по Сене и посмотреть на Париж со стороны реки.

Теплоход отошел от пристани. На палубах было многолюдно: день — выходной, и многие французы проводили время на реке, отдыхали, наслаждались свежим воздухом и пейзажами Парижа.

Когда участники прогулки узнали, что на борту теплохода русские космонавты, они устремились к ним, чтобы воочию увидеть людей, побывавших за  пределами Земли.

К нашим космонавтам протянулись руки с открытками, книжками, газетами. Многие стремились получить автограф покорителей звездных трасс. Вдруг Владимир Комаров увидел девочку лет пяти-шести. Она стояла перед ним, растопырив пухлые пальчики повернутых вверх ладонями рук, и показывала, что у нее ничего нет, а на глазах девчушки поблескивали готовые брызнуть слезы.

Комаров, пока ему удавалось быть незамеченным, обратил внимание на семью французов, сидевших у борта. Плотный мужчина лет сорока. Миловидная женщина лет на пятнадцать моложе его. И рядом с ними весело щебетала их маленькая черноглазая дочь. она задавала уйму вопросов, и родители, видимо, не очень тяготились ими, подробно отвечая девочке.

И вот сейчас перед Володей стояла их, маленькая щебетунья, готовая расплакаться от того, что у нее не было ничего в рунах.

Комаров растерялся. Но в это время кто-то из друзей пришел на выручку. Ему передали взятый с Родины сувенир — русскую матрешку. Володя перевернул куклу и на донышке написал: «На память парижанке от космонавта Комарова». Затем он протянул куклу и ласково погладил девочку по волосам. Приплясывая и что-то мурлыча, счастливая малышка побежала к родителям, которые не сдерживали своего восторга и, благодарно улыбаясь, кивали Комарову.

Момент, когда Володя передавал куклу девочке, запечатлели десятки фото- и кинокамер. И уже в вечернем выпуске газет появились фотографии.

* * *

Завершились многочисленные заграничные поездки, сократилось количество выступлений в родной стране. Эстафету принял экипаж «Восхода-2», совершивший первый в истории человечества выход человека в открытый космос и управляемый спуск с орбиты. Имя Алексея Леонова, шагнувшего в черное безмолвие, и Павла Беляева, руководившего с борта корабля этим экспериментом, открыло новый этап в космонавтике. И пока они отчитывались перед людьми о своих делах, у Владимира Комарова появилась небольшая отдушина во времени, которую он тут же заполнил активным участием в исследовательских и экспериментальных работах. Он переосмысливает и обобщает данные, полученные после полета «Восхода», много работает над подготовкой к защите диссертации в академии имени Н. Е. Жуковского.

Кроме того, на него возложили большую работу по разработке методик подготовка космонавтов и руководству коллективом специалистов. И Комаров работал, работал самозабвенно и радостно. Подчиненные шли к нему за советом и помощью. Не забывал он, что людям нужен и отдых. Он был организатором посещения музеев, выставок, вылазок на лоно природы.

А тем временем очередные идеи Сергея Павловича Королева начали одеваться в металл. На стапелях цехов сборки и отладки появились корабли серии «Союз», которым предстояло открыть новый этап в покорении и завоевании советским человеком космического пространства.

Первым кандидатом на космический полет на этом корабле Сергей Павлович назвал Владимира Комарова. Государственная комиссия утвердила его командиром корабля «Союз-1».

Объясняя это решение, командир отряда космонавтов Юрий Гагарин говорил:

— С моей точки зрения, очень хорошо, что выполнение столь сложного задания поручили именно Комарову. Выбор очень удачный. Это высокообразованный, отлично тренированный космонавт. Необходимо подчеркнуть, что выполнять программу он будет не просто как летчик-космонавт, а как человек, ставший за несколько лет космической подготовки специалистом своего дела. Инженерный космический профиль стал для него профессией. Подобная деталь очень важна, если учесть характер нынешнего задания.

23 апреля 1967 года радио сообщило об успешном запуске космического корабля «Союз-1». Корабль пилотировал Владимир Комаров. Он выполнял большую и сложную программу по проверке и отработка систем корабля, проводил научные и технические эксперименты. Впервые совершалось широкое маневрирование на околоземной орбите, испытывались системы на различных режимах.

Когда после суточного полета программа испытаний была исчерпана, Владимир Комаров направил корабль к родной Земле. Но посадка корабля «Союз-1» не удалась...

В те дни, прощаясь с другом, Юрий Гагарин сказал:

— Мы научим летать «Союз». В этом я вижу наш долг — долг друзей перед памятью Володи. Это отличный, умный корабль. Он будет летать. Мы сядем в кабины новых . кораблей и выйдем на новые орбиты.

Более чем за десять лет со дня первого полета «Союза-1» в космосе побывало много друзей и воспитанников Комарова, а поднимались они на корабле, в который он вложил свою душу и жизнь пламенного коммуниста и патриота.

Ушел в бессмертие Владимир Михайлович Комаров дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт СССР, ушел, чтобы жить в каждом космическом взлете. Штурм космоса продолжают друзья. И самым большим памятником Владимиру Комарову будет покоренная человеком Вселенная.

 

Любителям фотографии. Интернет-журнал «Я фотолюбитель». Огромная коллекция фотографий читателей журнала, сотни статей о фотоискусстве. Уроки фотографии для начинающих. Читайте!


 

Подпишитесь на нашу рассылку

Добавить комментарий