Яндекс.Метрика

6 сентября. Ракеты, стартующие из-под воды

157-2-2

 1895 — родился Вальтер Роберт Дорнбергер (1895-27.06.1980), руководитель
программы создания ракет «Фау-2» в годы второй мировой войны.

1947 в США был осуществлен первый пуск трофейной немецкой ракеты «Фау-2» с
летной палубы движущегося авианосца
Midway. Пуск был проведен в рамках
операции
Sandy.
1958
 — над Южной Атлантикой осуществлен эксперимент «Argus-3». На высоте 750 км
был взорван ядерный заряд мощностью 1,7 килотонны. К месту подрыва заряд был
доставлен американской баллистической ракетой.

1961 — с Восточного испытательного полигона на мысе Канаверал осуществлен
первый испытательный пуск МБР   «
Titan-1».
1967 — произведен первый пуск ракеты Р-27 из подводного положения.
1971 — в городе Бюракан (Армения) состоялась первая международная конференция по
вопросу связи с внеземными цивилизациями.
1978 — японской РН Ми-4Н запущен научно-исследовательский спутник EXOS для изучения
атмосферы, в основном, озонового слоя.
1987 — в СССР запущен спутник «Ресурс-Ф».
1988 — запущен очередной китайский спутник «Фэньюнь-1».
1989 — в СССР запущен космический корабль «Союз ТМ-8». 5-я экспедиция на станцию
«Мир».
1999 — в России РН «Протон К» выведены на орбиту два спутника «Ямал-100» и «Ямал-
1000».
1999 — американская АМС «Кассини» сфотографировала обратную сторону Луны и передала снимки на Землю.

 

Предыстория подводного ракетостроения

В первых числах сентября 2001г. пресса сообщила о строительстве в г. Сестрорецке под Санкт-Петербургом часовни в память всех погибших подводников, а 7 сентября 2001г. эта часовня была освящена. Сестрорецк выбран не случайно. В этом месте на озере Разлив под личным наблюдением Петра 1 происходило испытание «потаенного огневого судна» для нападения на неприятельский флот. Предложение о создании такого судна было сделано в 1718г. крестьянином села Покровское под Москвой Ефимом Никоновым. Никонов сначала построил модель, которая прошла успешные тайные испытания на озере Разлив, а затем получил приказ Петра I строить само судно. В 1724г. в Галерном дворе в Санкт-Петербурге в присутствии Петра I начали спуск на воду первого судна, но при спуске повредили днище. Испытание отложили до восстановления, но после преждевременной смерти Петра I работы прекратились. Известно, что конструктор-самоучка предложил вооружить свое судно ракетами. Таким образом, испытания на озере Разлив в 20-е годы XYIII века модели первой подводной лодки с проектируемым ракетным вооружением можно считать точкой отсчета начала современных подводных космодромов.
Как известно, первая подводная лодка, в современном для нас понимании, была построена в Англии в 1620г. голландским ученым Корнелиусом Ван Дреббелем. Подводная лодка Корнелиуса была деревянной, с семью парами весел и без оружия. При испытании на Темзе она могла погружаться на три метра и несколько минут плыть под водой. Но по причине несовершенства технологий и недоверия к новому виду оружия этот проект английское Адмиралтейство не заинтересовал.
Следующим, кто попытался построить подводную лодку, был английский механик Джон Дей. Для этой цели он в 1773г. переоборудовал шлюп «Мария». Но при испытаниях шлюп затонул вместе с изобретателем. В том же 1773г. американец Дэвид Бушнел построил подводный аппарат «Черепаха» («Turtle»). Это был яйцевидной формы аппарат с железной клепкой, сделанный из двух половинок. Аппарат имел экипаж – 1 человек и вооружение – большие сверла. Проект также не нашел никакого дальнейшего применения.
Первый шаг к настоящим боевым подводным кораблям сделал Роберт Фултон. На реке Сена в 1801г. он испытал уже полноценную боевую единицу – подлодку «Наутилус». Именно этот корабль стал прообразом «Наутилуса» в романе Ж. Верна «20000 лье под водой». Лодка была сделана из железного клепаного корпуса. Над водой она шла под парусом, а под водой приводилась в движение винтом с ручным приводом. Экипаж состоял из двух человек.
Фултону удалось убедить морского министра Франции устроить демонстрацию возможностей нового типа оружия. Его лодка прошла незаметно под водой к кораблю-мишени и установила под его днищем взрывное устройство с часовым механизмом. После того как Фултон удалился на безопасное место, парусник разлетелся в щепки. Но реакция морского министра оказалась неожиданной. Он отказал изобретателю, сославшись на «нечестность» подобных действий против неприятеля. И опять подводным лодкам не суждено было вступить в строй флота.
Однако в истории науки и техники понятие первенства относительное, так как технический прогресс, в первую очередь, материально воплощался в военных проектах, а они или засекречивались, или оставались незавершенными, и сведения о них крайне неопределенны.
На сегодняшний день для России начало подводного кораблестроения и подводного ракетостроения можно отнести к 1718—1724гг. и связано оно с именем Е. Никонова и императора Петра I — основателя флота российского.
Через 100 лет генерал Карл Андреевич Шильдер предложит проект подводной лодки, вооруженной ракетами, уже базирующейся на том уровне техники, которого достигло кораблестроение к началу ХIХ века.
Необходимо отметить, что ХIХ век был веком талантливых русских ракетчиков. Одним из них являлся русский военный инженер Карл Андреевич Шильдер. Он родился 27 декабря 1785г. Говорили, что он родился инженером от Бога. Будучи военным инженером, прошедшим различные военные конфликты и сражения (Аустерлицкое, оборона Бобруйска, Крымская война и прочие), он постоянно думал о совершенстве вооружения.
Одной из самых знаменательных его разработок было создание первой в мире подводной лодки с ракетными установками для стрельбы из-под воды. Лодка могла перемещаться в подводном и надводном положении. Она приводилась в движение лопастями, которыми управляли матросы внутри лодки. Экипаж состоял из 13 человек.
Грустный момент заключался в том, что когда Карл Андреевич принес чертежи и все расчеты по лодке в Военное ведомство, он получил одобрение и разрешение на постройку лодки, но за собственный счет. Однако русский офицер не отступился от задуманного. Пройдет 150 лет, и подобная история произойдет с предложением ленинградского КБ «Арсенал» по созданию твердотопливной ракеты для подводных лодок.
Все работы по постройке лодки велись в Петербурге на Александровским литейном заводе под руководством Шильдера .
Подводная лодка представляла собой удлиненное тело обтекаемой формы, имела длину около 6 м., ширину 1.5 м., высоту 1.8 м. при водоизмещении 16.4 т. Постройка клепочной подводной лодки с шестью пусковыми ракетными контейнерами была закончена в мае 1834г. А далее предстояли испытания. Необходимо было не только испытать работу самой подводной лодки, но и проверить функционирование всего вооружения. На лодке, кроме ракет, имевших боевую часть с пороховыми зарядами массой от 4 до 16 кг, помещалась на бушприте мина, которая подводилась непосредственно к кораблю противника.
Испытания лодки с пуском ракет проводились 10 сентября (по новому стилю) 1834 г. на реке Неве. Лодка Шильдера могла погружаться на глубину до 12 м, а для пополнения запасов воздуха достаточно было всего на 30 секунд поднять над водой трубку воздухозаборника. Для воспламенения пороховых ракет Шильдер впервые применил электричество (гальванические батареи).
Второе испытание лодки Шильдера было проведено 6 июля 1838г. в районе Кронштадта. После этого есть все основания считать, что создание ракетных подводных лодок является заслугой русских изобретателей. Так русский офицер Карл Андреевич Шильдер не только стал создателем первой в мире ракетной подводной лодки, но и разработал технологию подводного старта ракет из-под воды.
Специальное предписание от 14 июля 1837г. указало хранить проект Шильдера в тайне от иностранцев. Только через 40 лет после его смерти впервые стало известно об этом гениальном проекте.
Пройдет 121 год, и 16 сентября 1955г. боевая ракета другого русского инженера Сергея Павловича Королева стартует впервые в мире с подводной лодки в Белом море.

 

157-2-2

Рисунок лодки Шильдера

Некорректно утверждение западногерманского журнала «Солдат и техника» за 1960г., что первой ракетной подводной лодкой была немецкая лодка U — 511, на верхней палубе которой были установлены трубы для пуска ракет калибра 210 мм. Эта лодка была построена более 100 лет спустя после лодки Шильдера.
Действительно история создания ракетного оружия для подводных лодок продолжается в Германии. Научно-технический поток идей и проектов в конце 30-х и начале 40-х годов прошлого века все время увеличивался и, конечно, не мог обойти такую область, как вооружение подводного флота. Зачастую идеи и проекты, возникавшие на флоте, воплощались в авиации или армии и наоборот.
Особенно это относилось к ракетным проектам. Так, например, крылатая ракета ФАУ-1 фактически была летающей торпедой. А в принципе, что такое ракета? Это вертикально поставленная торпеда.
В зарубежной печати послевоенного времени появились сведения об имевших место экспериментальных пусках пороховых ракет с подводной лодки, находившейся в погруженном состоянии. Такие эксперименты проводились летом 1942г. с подводной лодки проекта 1Х6. Лодка была оборудована для пуска пороховыми ракетами В. Дорнбергера, а сами установки назывались «Дорнбергерверфер». Это был тот самый В. Дорнбергер, который возглавлял идущие полным ходом работы по созданию ФАУ-2.
Запуски ракет проводились с лодки, погруженной на 10-15 м. Пуски прошли успешно. Командование ВМФ Германии не заинтересовалось этим проектом, и финансирование открыто не было.
Вопрос достижения территории США боевыми зарядами с повестки дня не снимался. В различных послевоенных источниках имеются сведения о разработке немцами проектов транспортировки ракет ФАУ-2 в контейнерах к берегам США или Англии с использованием подводных лодок.
В одних источниках говорится о платформах, выполненных в виде больших контейнеров водоизмещением около 500 т, в других — о контейнерах меньшего водоизмещения. Первый проект имел название «Испытательный стенд XII», а второй «Лафференц». Не исключено, что это были варианты одного проекта, так как до воплощения в «металл» дело не дошло.
По проекту «Лафференц» (А. Орлов. «Чудо-оружие». Смоленск: Изд. «Русич», 1999) ФАУ-2 загружалась в контейнер, который буксировался к берегам Америки на расстояние 250-300 км от побережья. Транспортировка производилась в горизонтальном положении под водой. С помощью специального устройства дистанционно с подводной лодки контейнер переводился в вертикальное положение, после чего производился запуск ракеты. Специально для этого варианта разрабатывалась модификация ФАУ-2 с форсированным режимом работы двигателя, чтобы обеспечить дальность полета до 350 км.
Необходимо отметить, что Вернер фон Браун и его коллеги старательно скрывали от общественности разработки, связанные с нападением на США, ведь Америка предоставила им гражданство, поэтому очень мало данных о разработке ракетного оружия большой дальности, хотя по косвенным данным такие разработки велись.
Уже первые проекты запуска баллистических ракет с моря показали перспективность этого направления развития ракетной техники, что в дальнейшем получило широкое развитие в ракетных комплексах подводных лодок в России и США.
6 сентября 2001г. Черкизов, комментатор радиостанции «Эхо Москвы», касаясь проблемы гибели нашего подводного атомохода «Курск», сообщил о версии выдвинутой немецкой газетой «Штерн». Согласно ей, произошел взрыв нашей торпеды «Гранит» с двигателем, работающем на перекиси водорода и керосине, и с пороховым аккумулятором. Назвав этот двигатель двигателем Вальтера, созданным еще в годы второй мировой войны немцами для своих торпед, автор газеты «Штерн» пишет, что, якобы, из-за взрывоопасности американцы отказались от использования его для своих торпед еще в 50-х годах. Достоверность изложенной гипотезы и ее обоснованность оставим на совести авторов и комментаторов. Главное другое — по прошествии 70 лет вспоминается имя Гельмута Вальтера.
Это свидетельствует о гениальной перспективности технических решений по созданию двигателей, работающих без использования кислорода-воздуха, точнее ракетных двигателей, которые были разработаны в 30-40-х годах в Германии применительно к подводным лодкам, торпедам и ракетам. Известно, что именно он предложил в 1936г. для своей «Вальтер-ракеты» конструктивную схему двигателя с межрубашечным охлаждением, ставшей классической для всех последующих жидкостно-реактивных двигателей. Двигатель «Вальтер-ракеты» был, по совету Вернера фон Брауна, установлен фирмой «Мессершмитт» на свой знаменитый бесхвостый перехватчик Ме-163. ЖРД Г. Вальтера были использованы с соответствующей доработкой для ФАУ-2. Но первоначально Г. Вальтер планировал использовать эти двигатели для подводных лодок.
Будучи профессором химии и работая в г. Киле — центре подводного кораблестроения Германии, он обратил внимание на тот факт, что горение перекиси водорода с органическими соединениями происходит без доступа воздуха.
Таким образом, возникла возможность использовать перекись в виде окислителя для сжигания органических топлив в двигателях подводных лодок. У лучших лодок того времени скорость не превышала 5-7 узлов (1 узел — 1.853 км/час.). В 1938—1942гг. на верфи в Киле была построена опытная подводная лодка «У-80»», на которой в качестве топлива двигательной установки использовалась перекись водорода и кислорода. Была получена скорость подводного хода до 22 узлов. Всего немцы построили 11 таких подводных лодок. В настоящее время перекисноводородные двигатели рассматриваются как возможный вариант двигателей для корректировки космических объектов.
Таким образом, системы энергетики подводного флота стали как бы предшественницами энергетических установок космических ракет и космических объектов.
В 1953 –1955гг. в США и России военно-морские ведомства и конструкторы ракетно-космических систем проводят интенсивные проработки стратегических направлений развития ракетных комплексов для подводных лодок или, как принято называть теперь, ракет морского базирования.
В США на начальном этапе до 1956г. прорабатывались проекты Вернера фон Брауна, с участием которого к 1957г. была создана жидкостная ракета средней дальности «Юпитер». Ракета была принята на вооружение армии США в 1958г. Первый успешный старт при испытаниях состоялся 31 мая 1957г. Ракета имела дальность до 3100 км и могла нести атомный заряд в одну мегатонну. Однако военно-морское ведомство США к 1957г. приняло окончательное решение отказаться от использования на флоте ракет с жидкостными ракетными двигателями. В начале 1956г. принимается стратегия развития твердотопливных баллистических ракет. В плане этой стратегии 12 марта 1961г. проводится запуск с лодки армейской твердотопливной ракеты «Першинг». Но окончательно выбор останавливается на ракете «Полярис», первый старт которой из-под воды состоялся 20 июля 1960г., а 10 сентября 1960г. происходит первый старт из-под воды советской ракеты Р- 21, но это была ракета с жидкостным ракетным двигателем. Советское военно-морское ведомство выбрало для подводного флота, как стратегическое направление развития ракетного оружия, жидкостные ракеты. Необходимо иметь в виду, что, как 200 и 100 лет тому назад, так и в настоящее время стратегию развития вооружения определяют не конструкторы, а военные.
Таким образом, с июля—сентября 1960г. начинается история баллистического ракетного оружия подводного флота. А с точки зрения истории космонавтики, начинается история подводных космодромов.

 

 

Подводный старт

В настоящее время запуск спутника с подводной лодки, находящейся под водой, не является чем-то необычным. Еще в 1998г. с нашей атомной подводной лодки «Новомосковск» (по классификации НАТО «Дельта-4») ракетой РСМ-54 (Р-29 РМ), предназначенной для запуска четырех ядерных зарядов, запускался немецкий спутник «Тубсат-М».
В далекие 50-60 годы С.П. Королев осуществил первый запуск ракеты Р11-ФМ с подводной лодки в надводном положении, соратники помогали делать эскизный проект второй ракеты ВМФ Р-13. Эскизным проектом занимался В.П. Мишин. Проблема запуска из-под воды была еще не решена.
3 февраля 1955г. было принято постановление о начале работ по осуществлению запуска ракет из-под воды. Работы шли поэтапно. Вначале запускали ракеты с неподвижной платформы, затем с подвижной. 26 декабря 1956г. был осуществлен первый пуск макета, который обозначили как С1, созданного на базе ракеты Р11-ФМ.
Еще три года шли испытания и переоборудования подводной лодки. 10 февраля 1960г. с подводной лодки Б-67 проекта ПВ-611 (П — подводный) был осуществлен с глубины 15-20 м запуск модифицированной ракеты Р11-ФМ, которой присвоили индекс С4.7. Эти первые экспериментальные работы по изучению возможности и особенностей подводного старта ракет стали основой для дальнейшего развития подводного ракетостроения.
Первые пуски из-под воды осуществлялись при, так называемом, «мокром старте». В шахту пускали забортную воду, и двигатель начинал работать в заполненной шахте. Проблема удержания ракеты в устойчивом состоянии при прохождении слоев воды решалась на Р11-ФМ за счет управления газовой струей из камеры сгорания газовыми рулями, для ракеты Р13, где стояло четыре двигателя, — за счет управления этими двигателями. Однако «мокрый старт» имел значительные недостатки: при отмене старта после заполнении шахты водой, для восстановления работы шахты, требовалось решение многих вопросов и длительного времени, а восстановление ракеты — вообще вопрос проблематичный.
В период создания первой твердотопливной ракеты Р31 на Ленинградской фирме «Арсенал» в 70-е годы был отработан катапультирующий старт, сущность которого заключалась в том, что ракета выбрасывается — катапультируется с подводной лодки пороховым аккумулятором, а маршевый двигатель начинает работать уже только под водой. Одной из главных проблем, возникающих при таком старте, является обеспечение устойчивого движения ракеты на подводном участке.
Мы нередко слышим по радио или телевидению, что пуски «Шаттлов» или наших ракет-носителей откладываются из-за сильного ветра на космодромах, а здесь мы имеем дело с напором воды, да еще при движении подводной лодки. Ракета на подводном участке фактически неуправляема, т.к. маршевый двигатель не работает. Для противодействия большого опрокидывающего момента важным стало создание воздушной каверны, охватывающей ракету от головной части вниз по всему корпусу. Для этого на головной части устанавливался диск, называемый кавитатором. При движении ракеты в воде под кавитатором образовывался воздушный пузырь-каверна. Распространение его по длине всей ракеты определяло степень ее устойчивости.
21 апреля 2000г. в газете «Известия» опубликована статья «Его поймали, арестовали...» об очередном пойманном шпионе. Самое интересное, что рядом публикуется информация о торпеде, которой интересовался шпион — скоростная подводная ракета, развивающая большую скорость. Секрет этой ракеты в воздушном «коконе», в котором движется ракета, не соприкасаясь со средой. Т.е. принцип тот же, который был заложен при создании подводного старта — движение под водой в воздушном колоколе.
«Сухой» способ старта обеспечивался гибкой мембраной из прорезиненной стеклоткани. Мембрана укреплялась на оголовке шахты после погрузки в нее ракеты и выдерживала давление столба воды на стартовой глубине подводной лодки. Разрушалась мембрана при включении порохового аккумулятора давления и началом движения ракеты. В случае отмены старта до запуска порохового аккумулятора система фактически была готова к повторному запуску без дополнительных работ.
Межконтинентальная баллистическая ракета для подводных лодок Р-39 — трехступенчатая на твердом топливе с боевой ступенью разведения боевых блоков, принятая на вооружение подводных лодок в 1980г., вообще имела оригинальную стартовую систему. Практически, все элементы пускового устройства размещались на ракете. В шахте подводной лодки ракета находится в подвешенном состоянии. Ракета опирается на специальном амортизационном — ракетном опорном кольце, расположенном в верхней части шахты. Старт ракеты из сухой шахты обеспечивается пороховым аккумулятором давления. Запуск двигателя первой ступени происходит в момент выхода ракеты из шахты. После выхода из воды элементы опорно-амортизационной системы сбрасываются с ракеты специальными двигателями и уводятся в сторону.
По состоянию на 1 сентября 1990г. в составе ВМФ СССР находилось 62 подводных лодок-ракетоносцев с 940 баллистическими ракетами и 2804 боезарядами, что обеспечивало надежную защиту от всяких авантюр вероятного противника.
В заключение хочется еще раз сказать, что в начале создания этого мощного ракетного щита в 1955г. стоял С.П. Королев и всякие рассуждения, что он был одним из многих..., или что шел только на «пол корпуса» впереди некоторых «незаслуженно забытых» навсегда останутся сентенциями недалеких людей.

s-1

Первый пуск баллистической ракеты с подводной лодки на Тихоокеанском флоте

 

В 1957г. после окончания Высшего Военно-морского училища инженеров оружия большая группа выпускников была направлена на ТОФ. Среди них были выпускники артиллерийского факультета первого выпуска: В.А. Нуникян, Б.Р. Фельдман, А.А. Емец, В.Н. Демин, Д.И. Мант, А.И. Павлов, А.Я. Бляхман и ряд других, а также выпускники других факультетов.

Штаб флота реально не был готов к приему такого количества инженеров оружия. Первое, что нам предложили, это должности техников-пиротехников на артиллерийских складах. По многочисленным стажировкам и практикам в частях ВМФ мы прекрасно представляли себе круг деятельности техников-пиротехников и отказ был категоричным. Тем более, что в этот период шла массовая демобилизация, а за свое будущее мы не беспокоились.

Это не было проявлением снобизма, а трезвая оценка своих сил. За плечами было шесть лет почти ежедневных восьмичасовых занятий математикой и другими инженерными науками. Мне неизвестно ни одно высшее учебное заведение, в котором программа обучения была бы более объемна и академична. Последующие годы подтвердили это. Хотя по воле Н.С. Хрущева Оружейка через несколько лет после нашего выпуска была расформирована, нет ни одного головного НИИ, ЦКБ, ОКБ, Управления флота, а в свое время и действующих кораблей, где бы лидирующую роль в вопросах вооружения не играли выпускники Оружейки. Простите за отступление, но ракетно-ядерное оружие на флоте создавалось в начальном периоде в основном при активно лидирующей технической мысли выпускников Оружейки. Многих уже нет с нами. Добрая и долгая им память.

В штабе флота явно не знали, что с нами делать. Мы приходили утром, отмечались, потом шли на рынок, благо он был по пути, выпивали по пол-литра домашнего варенца и отрабатывали программу культурного отдыха молодого лейтенанта.

Недели через две, а может месяц, меня вызвали в отдел кадров и предложили должность инженера-испытателя. Эта должность, как пишет А.А. Запольский, была в ВМФ введена впервые для инженеров-ракетчиков. Должность звучала романтически, как сейчас космонавт-испытатель. Конечно, я согласился. Мне предложили взять трех матросов и отправиться в Конюшки (Конюшково) для принятия здания полигона.

— Где это? – спросил я.

— Доедете до станции Дунай, а там спросите казарму железнодорожной или береговой батареи.

Так я и сделал. Когда я нашел это здание, похожее на «дворянское гнездо» 19-го века (на фотографии это хорошо видно), там не было ни души. Не помню, чтобы там кто-то был, даже сторож. Во всяком случае, никакого акта-приемки я не подписывал. Рядом было деревянное здание солдатской столовой, на горке магазин и справа у подножья сопки небольшой двухэтажный деревянный дом. И все…

Так начиналась история 65-го полигона, и мне посчастливилось первым вступить на тот клочок земли, откуда пошла дорога в Космос. Я не оговорился, в настоящее время с подводных лодок происходят запуски искусственных спутников Земли. Не знаю, проводились ли такие запуски сейчас на ТОФе, но на Северном флоте с ПЛ «Дельта-4» К-407 еще в 1998г. Запускались немецкие ИСЗ (см. Известия от 30.06.1998).

Постепенно начали прибывать офицеры, матросы. Это была прекрасная осень 1957г. Только дальневосточники знают, какие бываю осени там. Хотя и бывают похуже. Начальником полигона был назначен Анатолий Семенович Пасечник, полковник, прошедший войну. Это повезло полигону. Человек высокой флотской культуры, выдержанный, прекрасный организатор со стратегическим подходом к делу. Характерной чертой его была любовь к людям. Мы были лейтенантами, до начальства нам было далеко, но мы всегда чувствовали его внимание и заботу. Работать приходилось иногда, особенно в период подготовки пусков, круглыми сутками, спали 3-4 часа, где-нибудь на чехлах на техничке, но горячий чай, пирожки и т.п. были ночью всегда. Особенно он запомнился тем, что, когда к нам стали приезжать молодые жены, почти всех он трудоустраивал.

Вторым руководителем полигона был главный инженер Николай Андреевич Страхов. О его роли в создании ракетной мощи Тихоокеанского флота надо говорить особо. Я подчеркиваю, именно флота, т.к. не только ракеты прошли через его рука, но и кадры, которые потом продолжали его традиции и порядки работ с ракетной техникой. Кто служил на ТОФе в начале 60-х годов, все его ученики.

Можно писать, как строились пирсы и техничка, но я буду писать о людях. Пирсы остаются, а люди уходят, оставляя все другим.

Осень 1957г., зиму и весну 1958г. Шло форсированное строительство полигона, ведь пришли на пустое место и голые стены. Первым надо было создать хотя бы секретную часть, т.к. документацию негде было хранить. Рядом со штабом за сопкой строилась техничка. Рабочий день делился на две части: первая – занятия под руководством Н.А. Страхова с использованием доски и мела, вторая – лопатой на строительстве. Постепенно стало поступать оборудование. По мере поступления оно сразу изучалось.

Н.А. Страхов поставил перед нами задачу: все мы, а на техничке были только лейтенанты, обязаны уметь все – от погрузки, заправки, проверки гироприборов до установки на лодку и прицеливания на ней. И это к первому пуску было достигнуто.

 

281800A0HT

 

Как только подсохли стены технички, и вокруг нее была создана запретная зона, мы перебрались на нее и там уже занятия шли с 9 утра до 21 вечера. При подготовке ракет Р-11ФМ для выдачи на лодку надо было произвести с момента выката из хранилища около 180-200 контрольных операций. Автоматики и компьютеров тогда не было. Основным счетным прибором была логарифмическая 500-мм штурманская линейка, на которой с большой надежностью брался третий знак. Она и сейчас еще лежит у меня в шкафу.
Особенно тяжело шла отработка заправки ракеты кислотой. Контроль правильности заправки производился по отсутствию пузырей в дренажном приспособлении. Кислота дымилась, сжигала прокладки, перчатки сгорали за один ухват за кран, насосы травили. Кроме проверки ракет на герметичность, мне приходилось заниматься и заправкой. Пренебрегая всеми мерами безопасности, надевал защитные очки, ставил рядом ведро с нейтрализирующим раствором, кажется, содой, и в самый критический момент, когда надо было окончательно довернуть дренажный и заправочный клапаны, опускал руки в ведро, потом стремительно хватался за кран, делал 2-3 поворота и снова руки в ведро. Конечно, в этих условиях кислота попадала под обтекатели, и при вывешивании ракеты в вертикальное положение на пирсе, вытекала, создавая своим оранжевым облаком впечатление течи, чем приводила в ужас подводников и начальство. Другим моментом, доставлявшим большую головную боль, был мокрый, каплеобразный владивостокский туман.
Разъемы в нижней части ракеты не закрывались герметично, и сопротивление изоляции давало сбой. Я выходил из положения просто: прикручивал 200-ваттовую лампу к штекеру, предварительно залив туда спирт и ждал. Однажды мы уснули в период ожидания на чехлах. Входит какой-то адмирал, видит, офицеры валяются и запах спирта. Пока ему все объяснили – наше пробуждение было скучным…
В связи с этим вспоминаю один эпизод. Готовим ракету для стрельбы на техничке. Вдруг по громкоговорящей связи раздается крик: «Страхова на выход!». Мы выскочили вместе с Н.А. и видим, что у проходной стоит черная адмиральская машина и какой-то адмирал разносит начальника караула, что его не пускают. По-моему, это был адмирал Амелько, прибывший с Черного моря после гибели «Новороссийска». Страхов спокойно доложил и спросил цель прибытия.
— «Чтоб через 30 минут ракета была на пирсе! Поняли!». Николай Андреевич показал на небо и сказал, что в такую погоду мы опасаемся ее везти, т.к. может быть падение изоляции. Адмирал перешел вообще на истерику. Тогда Н.А. Страхов спокойно ему отвечает: «Здесь не Черное море. Вот за сопкой у нас штаб, когда будем готовы, я Вам доложу».
Впервые в жизни я видел, как человек позеленел на глазах. Молча сел в машину и больше никогда мы его не видели, впрочем, как не увидели наград за первые пуски.
Занятия продолжались. Н.А. Страхов ставил нас спиной к многометровым схемам и спрашивал: «Не сработало реле такое-то, дальше по схеме…». Ответишь – после 6-ти свободен, нет – до 12 ночи долбай.
С начала весны подготовка к пуску первой ракеты активизировалась. Этот период хорошо описан А.А. Запольским в его книге «Ракеты стартуют с моря», изданной в 1994г. морским бюро машиностроения «Малахит» мизерным тиражом и превратившейся давно в библиографическую редкость. Я не буду пересказывать ее содержание. Большая благодарность А.А. Запольскому, что, прорвав завесу чиновничьей секретности, он написал о людях, которые стояли первые на флоте при создании ракетного оружия. Есть в его в книге и фамилии многих моих однокашников и А.Н. Страхова, А.С. Пасечника и автора этих непутевых заметок. Кстати сказать, именно приезд на Тихоокеанский флот Анатолия Александровича Запольского очень помог ускорению решения многих организационно-технических вопросов, что, несомненно, способствовало ускоренному вводу в строй ракетоносцев ТОФа.
Ведь, представьте себе, лето 1957г., пустые стены и один офицер с тремя матросами.
6 сентября 1958г. – первый пуск баллистической ракеты на Тихоокеанском флоте с подводной лодки.
О том, как к первому старту готовились подводники написано в статье контр-адмирала В.А. Дыгало «Старт разрешаю» («Наука и жизнь» № 12.1999г.)
Тогда в далеком 1958г. капитан 2-го ранга Дыгало – командир ракетной ПЛ Б-62, загрузив две ракеты Р-11ФМ в носовую и кормовую шахты, вышел в море. Первая ракета стартовала из носовой шахты. А вторая через 4 часа из кормовой. Обе ракеты достигли заданного квадрата на боевом поле на Сахалине. До сих пор в мировой практике нет примера, когда-бы первые два старта ракет с ПЛ, подготовленных на абсолютно новом полигоне и необстрелянным молодым персоналом (молодыми лейтенантами) прошли успешно.
Не умоляя роли военных строителей, этот пуск обеспечила на 90% группа лейтенантов – выпускников 1957г. Под руководством Н.А. Страхова.
После пуска наградой нам был графин спирта. То, что где-то раздавали ордена и медали нас не волновало, мы были счастливы.
В 1959г., на обратном пути из Китая, Н.С. Хрущев, Первый Секретарь ЦК КПСС, решил ознакомиться с делами на Дальнем Востоке, в том числе и с Тихоокеанским флотом. По словам В.А. Дыгало, одной из целей посещения Н.С.Хрущева ТОФа было ознакомление с новым ракетным вооружением флота и проверка его на деле для того чтобы принять окончательное решение, какие ракетные системы должны стать вооружением флота: крылатые ракеты В.П.Челомея или баллистические В.П.Макеева. Мы этого, конечно, не знали, и тем значимее выглядит тот экзамен, который мы выдержали в 1959г. Если бы стрельбы оказались неудачными, то может быть, развитие ракетного оружия на флоте задержалось или пошло по другому пути. Поступила команда готовить для стрельб две ракеты Р11-ФМ.
Посещение части любым вышестоящим начальником — головная боль для командира, а тут еще не просто кто-то сверху, а глава государства. Все стояли «на ушах». Особенностью являлось то, что ведь не просто осмотр, а стрельба ракетами. Как я уже писал, подготовка ракет на техпозиции в то время (никакой автоматики) было дело хлопотным. Вот где пригодилась школа и выдержка Николая Андреевича Страхова. Экзамен, прежде всего, держали мы – инженеры-ракетчики и на технической позиции полигона и на лодке. Командиром ПЛ был капитан 3-го ранга Дыгало Виктор Ананьевич.
И вот наступил день прибытия на полигон Н.С. Хрущева. На прилагаемой фотографии отображен момент встречи Н.С. Хрущева на ТП. Фотография символическая. Н.А. Страхов стоит спиной – как бы закрывая всех нас и беря ответственность на себя. Это его главная черта как командира. Мы стояли на ТП около ракет. Н.С. Хрущев подошел ко мне правофланговому, ничего не сказал, обратился к стоящему рядом со мной Леше Дмитриеву с вопросом: «Ну, как жизнь?». « Жизнь тяжелая. Техника сложная», — ответил Леша. Он вообще был шокирован бытом в медвежьем углу и, как коренной ленинградец, мечтал побыстрее … Никита Сергеевич посмотрел на него устало, но твердо ответил нашему Леше: «Без ногтей и вошь не задавишь. Все достается тяжелым трудом».
А я видел перед собой усталого человека, с синими прожилками на лице, с бородавкой около носа. Только теперь, когда многое раскрыто, ясно, что эта усталость от громадного груза ответственности за страну, за будущее тогдашних лейтенантов.
Чтобы там не говорили сейчас о Н.С. Хрущеве, наше поколение благодарно за его «хрущевки», хотя отношение его к флоту и армии продуманным и государственным в стратегически-историческом плане не назовешь.
Стрельба прошли успешно. Н.С. Хрущеву доложили, что ракета попала в «кол»…
В период подготовки к выдачи ракеты на ПЛ со мной произошел эпизод, который запомнился на всю жизнь. У ракеты Р11-ФМ был один ненормативный момент, который создавал много тревог. Дело в том, что при заправке ракеты кислотой, часть ее попадала под обтекатель. При вывешивании перед погрузкой на ПЛ в вертикальном положении кислота, вытекая из-под обтекателя на фоне черного неба (погрузка всегда происходила ночью) во свете прожекторов создавала светло-желтое облачко. Создавалось впечатление течи. Для удаления остатков кислоты на пирсе после вывешивания ракеты ставилась стремянка, с которой белоснежным куском ветоши буквально вылизывались остатки кислоты. Когда я занимался этой «косметикой», кто-то внизу зацепил стремянку. Я схватился за ракету, она закачалась. Реакция с моей стороны была мгновенной в форме ненормативной флотской лексики. И только глянув вниз, я понял, что натворил – внизу рябило от адмиральских погон. Надо сказать, что и при каждой погрузке, особенно в первое время, адмиралов и капрангов на пирсе бывало больше, чем матросов, а в этих условиях…
Не помню, кто был старшим, кажется, командующий флотом Фокин. Вхожу в помещение на плавкране, где ожидали окончания погрузки адмиралы, и докладываю о готовности ракеты к погрузке на лодку. И вдруг вопрос от адмирала с несколькими звездами: «Это ты меня послал…?». «Так точно, товарищ адмирал». «Молодец. Никогда не надо лезть туда, куда не надо».
Надо сказать, что высший командный состав флота относился к нам, молодым ракетчикам, с отеческим вниманием, чего не скажешь о среднем звене.
После пуска Н.А. Страхов дал нам два дня, чтобы «поправить здоровье». Правда, после этих двух дней еще целую неделю пьешь воду, а, кажется, что выпил водки.
Флот выдержал экзамен, и отношение к ракетоносцам и ракетчикам после этого стало меняться к лучшему. Выдержали экзамен и выпускники лейтенанты Училища Оружия.
И последнее. Обычно при таких показательно-контрольных пусках бывает много представителей промышленности. Мы делали все сами. Не помню точно, но, по-моему, никого не было. В период Карибского кризиса 1962г. на ракеты Р11-ФМ были установлены ядерные головные части, и лодки вышли на боевые позиции в Тихом океане. Так практически был создан ядерно-ракетный щит страны.
Прошло 20 лет. Во исполнение решения высшего политического руководства в лице первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева (м.б. на это повлиял и наш успешный запуск ракет в 1959г.) о том, что основным стратегическим оружием подводного флота должна стать баллистическая ракета с ядерной головной частью, на ТОФе появились уже атомные подводные лодки с баллистическими ракетами проекта 667БДР.
К-506 «Зеленоград». В составе флота с 1978 г.
К-211 «Петропавловск-Камчатский». В составе флота с 1979г.
К-223 «Подольск». В составе флота с 1979 г.
К-433 «Святой Георгий Победоносец». В составе флота с 1980 г.
13 марта 1974г. был принят на вооружение ВМФ комплекс Д-9 со стратегической ракетой Р-29 с использованием астрокоррекции полета для ПЛ проектов 667Б и 667БД (Delta–I и Delta-II). Старт подводный и дальность стрельбы 7800 (9100) км. В августе 1977г. принят на вооружение ВМФ комплекс Д–9Р со стратегической ракетой Р-29Р для ПЛ проекта 667БДР (Delta II), оснащенной разделяющейся головной частью, состоящей из 3 или 7 боевых блоков, или моноблочной. Дальность стрельбы такая же, как у ракеты Р-29. Существенным различие комплексов заключалось в наличии на ракете Р-29р разделяющихся головных частей (РГЧ). Количество ракет на лодке 12–16.

 

t39

АПЛ проекта 667БДР

 

Подводное водоизмещение 16 000 т. Длина 155 м, ширина 11,7 м, осадка 8,7 м. Скорость полного подводного хода 24 узла. Мощность атомной энергетической установки 40 тыс. л. с. Вооружение — 16 пусковых установок ракет РСМ-50 (48 боеголовок), 4 торпедных аппарата. Экипаж 130 человек (в том числе 40 офицеров).

 

 

Ракетный комплекс подводных лодок Д-5

В апреле 1962г. принимается решение о разработке ракетного комплекса с баллистическими ракетами средней дальности Р-27 для подводных лодок проекта 667А.
Анализ эксплуатации ракетных комплексов первого поколения Д-1 (Р11-ФМ), Д-2, 3 (Р-13) и Д- 4 (Р-21) показала, что 2-3 шахты не могут обеспечить достаточную для того периода боеспособность. При использовании ракет тех комплексов увеличение на одну шахту приводило к увеличению водоизмещения почти на 1000 т. Водоизмещение лодок проектов 658 и 658М уже достигало почти 4000 т. Встал вопрос о создании малогабаритной ракеты при условии повышения ее боевых качеств. Эта задача была успешно выполнена, ракетный комплекс Д-5 был принят на вооружение 3 марта 1968г.

Атомный ракетоносец второго поколения 667А

4 ноября 1964г. было начато строительство головной подводной лодки проекта 667А, а 25 августа 1966г. лодка с бортовым номером К-137 была спущена на воду. На лодке было оборудовано 16 шахт для малогабаритной ракеты Р-27 (4К-10). Шахты были расположены в два ряда относительно диаметральной плоскости. Количество шахт лимитировалось длиной стапеля, на котором строилась лодка. Диаметр прочного корпуса в районе шахт был увеличен до 10 м. Лодка была оснащена системами подводного и надводного обслуживания ракетных комплексов. Системы обслуживания обеспечивали микроклимат в шахтах, проведение предстартовых операций, осуществление пуска и все регламентные работы, направленные на безаварийную эксплуатацию ракет.
1 сентября 1967г. на лодке К-137 был спущен заводской флаг и поднят военно-морской. Лодка вышла на сдаточные испытания. После проверки погружения и скорости подводного хода, которая достигла 28.3 узла, были произведены стрельбы ракетами из подводного положения, так как старт для данной лодки был предусмотрен только подводный с глубины 50 метров. Для стрельбы планировалось три выхода. 6 сентября был осуществлен пуск одной ракетой, 12 сентября двукратный залп и 2 октября трехкратный. Испытания прошли успешно. Анализ результатов показал, что при старте ракет темпом 8 секунд подвсплытие несущественно уводит лодку с нормальной позиции для стрельбы. На основании этих результатов 19 декабря 1969г. впервые в мире был произведен восьмиракетный залп из-под воды с подводной лодки.
В связи с тем, что пуски в 1967г. производились в канун 50-летия Октябрьской революции, лодка К-137 проекта 667А названа «Ленинец».

 

Proekt-667AU-

667AУ –«Навага». «K-219» всплытие после аварии, хорошо видны оранжевые клубы
окислителя выделяющиеся из поврежденной шахты

 

t445-2

Проект 667БДРМ «Дельфин» (DELTA IV class SSBN)

 

3 октября 1986г. на борту АПЛ «К-219» пр.667АУ произошла разгерметизация одной из ракет Р-27. Произошел взрыв и разгерметизация шахты. Лодка всплыла, но, несмотря на попытки ее спасти, она затонула 6 октября. При выключении реактора и принятии мер по остановке реактора погибло 4 человека.
5 мая 1998г., по сообщениям СМИ, на АПЛ проекта 667БДРМ произошла авария, приведшая к разрушению двух ракет, одна из которых при этом повредила наружный легкий корпус лодки. Лодка была вынуждена всплыть и подать сигнал бедствия. Жертв не было. По официальным данным, СМИ приняли за аварию учения по спасению подлодки. (Коммерсантъ,19 февраля 2004 г.).

 

Баллистическая ракета Р-27 / 4К-10/

По своему конструктивному решению это принципиально новая ракета по сравнению с Р11-ФМ, Р-13 и Р-21.
Во-первых, это малогабаритная ракета. Ракета Р-27 имела уже другие компоненты: окислитель — азотный тетраксил (амин) и гептил. Агрессивные топлива, но обладающие повышенной энергетикой. Конструкция предусматривала ликвидацию межбакового отсека и «утопление» двигателей в нижнем баке.
Корпус изготавливался из алюминия вместо стали, в виде вафельных оболочек. Самое оригинальное решение было по ампулизации ракет. Ракета заправлялась компонентами топлива на заводе и герметизировалась как ампула. В таком виде транспортировалась и грузилась в шахту лодки. Этими и другими мерами была уменьшена длина, по сравнению с Р-21, на 5 м., диаметр увеличивается всего на 200 мм, а дальность стрельбы увеличилась в 1.5 раза. За счет эффективных конструкторских решений, дальность полета ракет первого поколения растет значительно интенсивнее, чем их вес. К сожалению, первый пуск со стенда закончился аварией из-за перепутывания штуцеров наддува, но впоследствии в период летных испытаний с июня 1966г. по апрель 1967г. из 17 пусков 12 прошли успешно.

s

 

Основные технические данные ракеты Р-27

Стартовый вес — 14.2 т.
Длина — 8.89 м.
Диаметр корпуса — 1.5 м.
Количество ступеней – 1.
Может иметь кассетную головную часть.

 

 

t195-2

 

 

Подпишитесь на нашу рассылку

Добавить комментарий