Яндекс.Метрика

Краткая история создания твердотопливных ракет подводного флота в СССР

RT-2

После 1945г. на начальном этапе развития ракетостроения и у нас, и в США шли по пути технических решений Вернера фон Брауна, заложенных в  жидкостных ракетах «ФАУ- 2».  В основе этих инженерных задач лежали теоретические разработки Э. К. Циолковского, Г. Оберта и других теоретиков космонавтики начала ХХ века. Основная компонента всех теорий и практических решений была космическо-научная. Именно ее как основную и закладывал в свои разработки Сергей Павлович Королев, вынужденный в силу политических обстоятельств всячески скрывать её за военной составляющей.  В США  основной сразу была принята военная компонента развития ракетного комплекса. Космическая же часть была отделена, и её развитие имело скорее рекламно-политический характер, отвлекающий внимание от военной программы. Справедливости ради, надо сказать, что и у нас, и в Америке многие технические решения сначала проверялись под маской мирных научных исследований.

В 60-е годы для решения военных проблем, вряд ли, можно было бы предложить что-нибудь лучше, чем малогабаритную межконтинентальную (10000-12000 км) баллистическую твердотопливную ракету длительного хранения с почти мгновенной готовностью к пуску,  да ещё из-под воды с подвижного невидимого носителя.

9 сентября 1958г. по предложению ленинградского КБ «Арсенал» принимается Постановление Правительства о разработке твердотопливной ракеты для  подводных лодок  комплекса Д-6. Дальность ракеты должна была быть, в зависимости от степени разработки,  от 1100 до 2500 км.  В США  к этому году уже окончательно был решен вопрос, какими ракетами вооружать подводные лодки, жидкостными или твердотопливными.

Немецкие специалисты в то время создавали жидкостную ракету «Юпитер» весом 45 т и с дальностью 3000 км (первый успешный пуск 31.05.1957г.). Проработки 1953—1956гг. возможности использования ее в 3-4-х шахтном варианте на лодках, показали нецелесообразность использования жидкостных баллистических ракет на подводных лодках. Еще в 1956г. принимается решение о создании ракеты «Полярис» с дальностью 2000—2500 км. Одновременно закладывается серия из 5 атомных подводных лодок.

Таким образом, предложения ленинградцев и постановление по комплексу Д-6 были своевременными и предельно обоснованными. Одновременно в 1958г. начинаются работы по созданию атомных подводных лодок второго поколения пр. 667. Первоначально предполагалось размещение 8 ракет комплексов Д-4 (ракета с ЖРД и подводным стартом Р-21) или комплекса Д-6 с твердотопливными ленинградскими ракетами. Конечно, такие проработки предварительно проводились  несколько лет.

В свете этого данные о том, что С.П. Королев и В.П. Макеев узнали о «Полярисе» только в 1958г., как пишет Б.Е. Черток, выглядят странными, с одной стороны, а с другой, объясняют  дальнейший ход событий.

В отличие от американских руководителей вооружения ВМФ наши военные, видно, не смогли отстоять точку зрения о целесообразности твердотопливных ракет и не поддержали  разработки ленинградцев.

Конструкция ракет с твердотопливными двигателями (РДТТ) проще конструкции ракет с ЖРД. Она имеет очень мало или вообще не имеет подвижных элементов, фактически отсутствует пневмогидравлическая схема (трубопроводы, клапаны, мембранные узлы, турбонасосные агрегаты т.п.), баки токсичных компонентов топлива. Все это создает повышенные требования к герметизации. При простоте конструкции — достаточно низкая стоимость отработки на надежность. Что касается  подводной лодки, ракеты с РДТТ имеют существенное сокращение времени подготовки к старту, значительное снижение шумности при старте, т.к. не производится предварительное заполнение шахты забортной водой, исключается необходимость наличия на лодке систем газоанализа, орошения, слива окислителя при потере ракетой герметичности и ряда других систем.

В ряде публикаций пишут, что принятие стратегического решения о создании для подводных лодок ракет с ЖРД было связано с тем, что в начале 60-х годов состояние твердотопливного двигателестроения не позволило создать для флота такую ракету. Однако анализ Постановлений Правительства, принятых в апреле 1960г. ставит под сомнение этот тезис. Напомним, что в ноябре 1959г. выходит Постановление, обязывающее ОКБ-1 С.П. Королева разработать твердотопливную ракету РТ-1. Еще до начала летно-конструкторских испытаний этой ракеты 4 апреля 1960г. выходит Постановление о разработке тем же ОКБ-1 твердотопливной трехступенчатой ракеты шахтного базирования РТ-2, которая по своим характеристикам должна была приблизиться к американской твердотопливной ракете шахтного базирования «Минитмэн». В апреле же выходит Постановление, согласно которому работы над комплексом Д-6 на ленинградском КБ «Арсенал» закрываются. Этим же Постановлением КБ Макеева дается задание разработать на Урале комплекс Д-7 с твердотопливной ракетой для подводных лодок. В связи с загрузкой работ по жидкостным ракетам В.П. Макеев в 1962г. прекращает работы над твердотопливной ракетой. Фактически одновременно с прекращением работ ленинградцами по комплексу Д-6, и В.П. Макеевым по комплексу Д-7 по твердотопливным ракетам, 24 апреля 1962г. принимается Постановление о разработке, опять же В.П. Макеевым, жидкостной малогабаритной ампулизированной ракеты Р-27 (РСМ-25) — комплекс Д-5, топливом которой являлись амил и гептил, крайне агрессивные и ядовитые химические продукты.

Таким образом, наши адмиралы в начале 60-х годов выбрали для подводного флота России на многие десятилетия жидкостную баллистическую ракету. В то же время, 28 апреля 1962г. — первый пуск ракеты РТ-1, 4 ноября 1966г. — первый пуск ракеты РТ-2. В 1968г. она была принята на вооружение. Следовательно, твердотопливное двигателестроение обеспечило ракеты Королева надежными двигателями, а создание твердотопливных ракет для флота было остановлено. К этому нужно добавить одну деталь: ленинградское КБ «Арсенал» было привлечено С.П. Королевым для работ с 2-ой и 3-ей ступенями ракеты РТ-2.

Жестокий опыт «сын ошибок трудных» эксплуатации жидкостных ракет на лодках заставляет спустя 10 лет вернуться к работам над твердотопливной ракетой для подводного флота. 10 июня 1971г. принимается Постановление о разработке ленинградским КБ «Арсенал» твердотопливной ракеты Р-31 коплекса Д-11, т.е. возвращение к работам десятилетней давности. Первый старт из-под воды — 22 декабря 1976г.  Это первый «сухой» старт с подводной лодки в России.  28 августа 1980г. комплекс Д-11 принимается не на вооружение, а в опытную эксплуатацию на подводной лодке пр. 667АМ (Yankee-ll) с дальностью стрельбы 3900 км.

В начале 70-х годов один к одному повторяется ситуация начала 60-х. В 1973г. В.П. Макеев приступает к разработке твердотопливной ракеты для подводных лодок Р-39 (РСМ-50), комплекс Д-19. Используя опыт работ С.П. Королева по ракете РТ-2 и опыт ленинградцев по разработке ракеты Р-31, создается новая ракета. Но одновременно параллельно идет  для подстраховки разработка жидкостной ракеты  РСМ-50.

Ракета Р-39 в составе комплекса  Д-19  принимается на вооружение 20 мая 1980г.  для подводных лодок проекта 942 («Typhoon») . Ракета имеет стартовый вес 90.1 т, длину 16м, диаметр 2.4 м. Количество на лодке 20. Дальность 8300 км. Трехступенчатая, с 10-блочной разделяющейся головной частью и астро-инерциальной системой наведения.

Из статьи Главного конструктора комплекса Д-11 с твердотопливной ракетой Р-31 Павла Александровича Тюрина в сборнике «Невский  Бастион» (№ 1, 1999г.): «Мои попытки заинтересовать руководство Минобщемаша предложением по модернизации межконтинентального комплекса для перевооружения ПЛ 667Б (по проекту 667БМ) новым комплексом на твердом топливе с межконтинентальной дальностью стрельбы не встретило поддержки. Главный конструктор В.П. Макеев — монополист ракетного вооружения подводного флота, очень болезненно пережил наше вторжение в его поле деятельности и категорически возразил против нашего участия в дальнейших работах. Он сдерживал твердотопливную тематику в своем КБ».

И ещё одна грустная заметка в газете «Известия» от 12 мая 1998г.: «После смерти В.П. Макеева пост генерального конструктора КБ занял Игорь Величко. Несколько лет назад он добился приостановки выпуска жидкостных ракет, так как сам создал новую твердотопливную. Три пуска этой ракеты закончились неудачей».

«В 1993—1997 годах на полигоне в Белом море произошел ряд аварий в ходе испытаний новейшей ракеты РСМ-52В. Во время первого пуска ракеты с АПЛ проекта 941 произошла нештатная ситуация: не отстрелилась амортизационная ракетно-стартовая система («колпак» весом около 5 т). Ракета некоторое время летела вместе с «колпаком» и затем самоликвидировалась. Второй пуск также закончился неудачей: вибрации превысили критическую отметку, и ракета самоликвидировалась. В ноябре 1997 г. при третьем испытательном пуске РСМ-52В из-за допущенных при сборке ошибок сгорела система управления, ракета самоликвидировалась. После этого испытания ракеты было решено прекратить».  (Коммерсантъ19 февраля 2004 г.)

В том же 1998г. в России начались первые испытания новейшей ракеты морского базирования «Булава». «Булава» предназначена для вооружения новейших атомных подлодок.

Подпишитесь на нашу рассылку

Добавить комментарий