Яндекс.Метрика

Ледяной дом на орбите

field_image_salyut-71

Полет космонавтов В. Джанибекова и В. Савиных на корабле «Союз Т-13», стартовавшем 6 июня 1985 г. к станции «Салют-7», в нашей космонавтике считается таким же героическим, как полет Ю. Гагарина. В том и другом случае космонавты летели в неизвестность.

11 февраля 1985 г. в период автономного беспилотного полета на станции «Салют-7» по вине персонала Центра управления полетами произошла авария, в результате которой фактически все системы станции перестали работать. Станция превратилась в груду постепенно остывающего металла. Наблюдение за ней осуществлялось наземными радиолокационными станциями в пассивном режиме. Потеря станции наносила значительный удар по политическому престижу СССР, а до запуска станции «Мир» был еще год (20.02.86г.).

 

Никакие попытки как-либо восстановить работоспособность станции с Земли не увенчались успехом, и было принято решение послать экспедицию спасения.

Задача усложнялась еще тем, что «Салют-7» беспорядочно вращался, а надо было приблизиться к нему, облететь и пристыковаться. Пришлось обратиться к военным. Руководитель полетов В.В. Рюмин поехал в центр контроля пространства (ЦКПП) для согласования плана совместной работы. С 5 по 8 июня ЦКПП, по данным точного измерительного комплекса «Аргунь» и других средств ПВО, подвел корабль к станции на 2.5 км и обеспечил ручную стыковку.

Стартовав 6 июня, космонавты двое суток с помощью радиолокационных станций маневрировали на орбите, чтобы приблизиться к мертвой станции. 8 июня космический корабль подошел к «Салюту-7» на 10 км. В. Джанибеков, наблюдая за станцией через иллюминатор, начал ориентировать ее для стыковки. При этом он передавал команды В. Савиных, тот вводил данные в бортовой компьютер, чтобы на конечном участке — около 3 км, перейти на автоматику, которая выполнила бы последнюю коррекцию.

Ледяной дом на орбите

 В. Джанибеков и В. Савиных

 После перехода на ручное управление космонавты подлетели к станции, зависли над ней на расстоянии около 200 м. Необходимо было оценить освещение станции, при котором предстояла стыковка. Облетев станцию, в 12 часов 30 мин. состыковались с «Салютом-7». Убедившись, что в атмосфере станции нет вредных примесей, космонавты перешли в «Салют-7». Начался процесс восстановления. Только 16 июня начал таять лед в системе водоснабжения. Дело в том, что когда космонавты вошли в станцию, то температура там была ниже 0 градусов,  и первое время обогрев шел от аккумуляторов, привезенных с собой. ЦУП предложил замерить температуру, хотя термометров у них не было. Вот как об этом рассказывает В.Джанибеков: «Дело в том, что у нас не было обыкновенного термометра, даже брелочка. ЦУП посоветовал мне плюнуть и посмотреть, как замерзнет. Я тогда ответил: «Попробовал. Замерзло в течение 7 секунд». ЦУП прикинул и сказал: «Действительно, холодно». На станции все, что было с водой, разморозилось, трубы разорваны. К тому же быстро сели батарейки в фонариках, а света нет. Работать приходилось по темным углам: чтобы заменить всю систему регенерации воды, пришлось извлечь с десяток блоков, смонтированных вдоль панелей. Голова в шишках, синяках… Но был азарт. Мы сразу поняли, что на станции можно жить. Помогали пуховые комбинезоны. На головах теплые шапки. Правда, перед камерой во время телесеансов мы их, по просьбе с Земли, снимали».

Главной задачей первого этапа была подготовка к приему грузового корабля «Прогресс» с запасом воды и, конечно, восстановление всех систем энергоснабжения и ориентации «Салюта-7», чтобы заработали солнечные батареи.

21 июня стартовал грузовой корабль «Прогресс-24», который пристыковался к  станции 23 июня. В состыкованном состоянии «Союз Т-13»-«Салют-7»-«Прогресс-24» находились до 15 июля. Затем к станции пристыковался ИСЗ «Космос-1669», аналогичный кораблю «Прогресс».

Функционирование станции «Салют-7» было восстановлено.

17 сентября к станции стартовал корабль «Союз-14» с экипажем  В. Васютиным, Г. Гречко и А. Волков. А 26 сентября на корабле «Союз Т-13» Джанибеков и Гречко возвращаются на Землю. Савиных остается на станции.

Так благополучно завершился один из самых героических полетов наших космонавтов.

В данном случае в полную силу «сработал» закон Главного конструктора систем управления Н.А. Пилюгина: «Аварийные ситуации являются сильнейшим стимулом для новых идей и совершенствования систем».  На этом злоключения на станции «Салют-7» не закончились. По словам Г.М. Гречко («Новости космонавтики» № 10, 2005г.), когда они прилетели на станцию, оказалось, что Б. Васютин болен и не может работать на борту. Ему удалось скрыть болезнь на этапе подготовки, но в космосе он не смог работать. И даже, когда ему надо было выходить в открытый космос, то он отказался. За него хотел выйти в космос Савиных, но Васютин потребовал спуска и не дал ему осуществить выход в открытый космос. Эти слова Г.М. Гречко вызывают некоторое удивление, т.к. если сразу стало ясно, что В. Васютин болен, то его следовало отправить на землю  26 сентября на «Союзе-Т13» вместе с Джанибековым и Г.Гречко, однако он возвратился только 21 ноября на «Союзе-Т14». По сути дела, это была последняя экспедиция на станцию «Салют-7» т.к. следующий полет на «Союзе-15» Л. Кизима и В. Соловьева был полетом на станцию «Мир», с которой они слетали на «Союз-7» и вернулись обратно.

[mailpoet_form id="1"]

Добавить комментарий

+ 17 = 18