Яндекс.Метрика

Лунная программа после 1966г

Zond-7

       10 марта 1967г. в официальной советской прессе появились сообщения о запуске очередного спутника «Космос-146». Фактически это был первый запуск в рамках летно-конструкторских испытаний тяжелой межконтинентальной баллистической ракеты УР-500К конструкции В. Челомея. Впоследствии ракета получит другое, привычное ныне название «Протон К». Но главное не это. Под именем «Космос-146» на орбиту был выведен лунный модуль.

Таких пусков с 10 марта 1967г. по 20 октября 1970г. было проведено одиннадцать. А выводимые космические аппараты получили условное название «Зонд» — ракета УР-500К с разгонным блоком «Д» и лунным кораблем «Л-1» в беспилотном варианте.

Впоследствии было признано, что из всех запущенных «Зондов», программа полета успешно была выполнена лишь аппаратом «Зонд-7».

В 60% случаев причинами неудач были аварии ракеты-носителя, в 20% — аварии разгонного блока «Д» и в 20% — отказ узлов лунного корабля. Т.е. получается, что в восьми случаях из десяти отказывал носитель, а в двух других — сам «лунник», при условии, что системы носителя и разгонного блока работали нормально. Если бы отказов носителя не было, то можно было бы более точно оценить надежность самого лунного корабля, что и являлось главной задачей проведения испытаний.

Однако, если исходить из этих цифр (а исходить-то приходилось лишь из них), вероятность успешного выполнения программы, включающей в себя облет Луны и приземление на территории СССР в заданном районе, оценивалась примерно равной 0.09 или 9%. То есть из ста пусков к Луне, если бы они состоялись, только девять закончились бы благополучно. Поэтому продолжение подготовки программы пилотируемых полетов к Луне было признано нецелесообразным. С.П. Королева, разрабатывавшего другой вариант с использованием сверхмощного носителя «Н-1» к концу этих испытаний уже не было в живых. Финансирование программы запусков «Зондов» производилось за счет средств, выделенных Королёву на разработку варианта с «Н-1». Увы, из-за неудачных первых пусков «Н-1» уже после смерти Королева была свернута и эта программа, а первыми на Луне оказались американцы.

Следует отметить, что подобная чехарда с наименованиями космических объектов («Космос-146», УР- 500К, «Зонд») значительно затрудняет ознакомление с историей космонавтики. Помимо этого, она  порождает массу мифов, домыслов, а то и просто небылиц, которые в общей совокупности и снижают общественный интерес к самому прогрессивному аспекту человеческой деятельности на данном этапе человеческой цивилизации. А теперь вспомним, как С.П. Королев  планировал Лунную экспедицию. В  ж. «Новости космонавтики» № 14 за 1994г. опубликована статья «Почившие» лунные планы» Н.К. Лантратова. При внимательном чтении, приведенного отрывка из этой статьи, хорошо видно, что почти все элементы запуска С.П. Королева четко находят отражение в плане неосуществленной экспедиции на Луну:

«В рамках первой советской пилотируемой лунной) экспедиции (во всяком случае, как она планировалась еще в 1968 г.) должны были использоваться один пилотируемый и три беспилотных аппарата: штатный лунный комплекс Л-3, резервный лунный корабль ЛКР, два лунных самоходных аппарата Е-8 (названные позднее «Луноходами»).  Перед проведением лунной экспедиции предполагалось провести большую подготовительную работу. С помощью аппаратов Е-8ЛС (эти станции, запущенные в 1971 и 1974 гг. получили обозначения соответственно «Луна-19» и «Луна-22») предстояло получить фотоснимки предполагаемого района посадки с высоким разрешением.

Затем с интервалом в несколько дней с помощью ракеты 8К82К (УР-500К) и разгонного блока 11С824 (блок Д от ракеты Н-1) к Луне стартовали бы два лунохода Е-8. Они должны были сесть в выбранном районе и осмотреть две посадочные площадки для резервного и основного ЛК. Управляться оба лунохода должны были с Земли.  Через месяц после этого с помощью РН 11А52 Н-1 стартовал бы комплекс Л-3, в составе которого были штатный лунный орбитальный корабль 11Ф93 (ЛОК) и резервный лунный корабль 11Ф94 (ЛКР). ЛКР, используя для посадки, установленные на луноходах радиомаяки, совершал посадку в выбранном районе, а ЛОК после съемок на лунной орбите вернулся бы на Землю. После посадки ЛКР луноходы Е-8 подъехали бы к нему, и передали на Землю его изображения со всех сторон. Только убедившись по данным телеметрии самого резервного лунного корабля и съемкам луноходов, что ЛКР исправен, можно было бы приступать непосредственно к высадке на Луну космонавта.

Штатный комплекс Л-3 планировалось запустить в следующее астрономическое «лунное» окно, через месяц после посадки ЛКР. Схема его полета как раз и описывалась в различных публикациях. Здесь можно добавить лишь то, что космонавт в ЛК должен был садиться на Луну, как и в случае ЛКР, используя радиомаяк одного из луноходов. После посадки ЛК к нему приблизился бы луноход и осмотрел внешнее состояние корабля. Если все было нормально, то космонавт получил бы команду выходить на лунную поверхность. Планировавшаяся длительность пребывания ЛК на Луне — 6 часов, длительность выхода на поверхность — 2 часа. Если же при посадке основной лунный корабль получал повреждения, которые не позволили бы ему стартовать с Луны, то космонавт должен был воспользоваться одним из луноходов. На них имелся запас кислорода, разъемы для подстыковки шлангов лунного скафандра «Кречет», а спереди аппарата имелась небольшая площадка. На нее космонавт должен был встать и переехать к резервному лунному кораблю. Внешне космонавт на этой площадке напоминал бы водителя электрокара. Это то, что касается вопроса «Как это должно было быть?».

Подпишитесь на нашу рассылку

Добавить комментарий