Яндекс.Метрика

Первый человек в открытом космосе

kosmonavt-Leonov

18 марта 1965г. в 10 часов в Советском Союзе на орбиту спутника Земли выведен космический корабль-спутник «Восход-2», пилотируемый экипажем в составе командира корабля — летчика-космонавта Беляева Павла Ивановича, второго пилота — летчика-космонавта Леонова Алексея Архиповича. И в 11 часов 30 минут при полете корабля «Восход-2» впервые осуществлен выход человека из корабля в космическое пространство. На втором витке полета второй пилот, летчик-космонавт Леонов А.А. в специальном скафандре с автономной системой жизнеобеспечения совершил выход в космическое пространство,  удалился от корабля на расстояние пяти метров, успешно провел комплекс намеченных исследований и наблюдений и благополучно вернулся на корабль.

109

 Официальная фотография экипажа перед стартом.

110

 С. П. Королев и П. Беляев перед запуском «Восхода-2»

112

Леонов Алексей Архипович

 

Цели полета «Восход-2»:

— отработка систем космического корабля;

— медико-биологические исследования»  (газета «Известия» от 18 марта 1965г.)

Так сообщала об этом событии официальная печать тех лет. А вот, что рассказал сам Алексей Леонов четверть века спустя в интервью, данном «Российской Газете» и опубликованном в номере за 18 марта 2000г.: «Есть вещи, которые мы проигрывали на Земле еще перед стартом, вплоть до различных аварийных ситуаций. Но на некоторые вопросы, связанные, в частности, с гигантскими перепадами давления, заранее ответить было нельзя. Не те условия. Отсюда и возникшие неприятности. Скафандр деформировался. Наступил  момент, когда у меня руки вышли из перчаток, а ноги из сапог. Такое невозможно было предусмотреть и проверить на Земле... Пришлось на ходу менять методы возвращения. В шлюз — не ногами, как планировалось, а головой. Но в шлюзе надо было потом развернуться, чтобы войти в корабль все-таки ногами. Мой рост в скафандре 190 сантиметров, диаметр шлюза — метр двадцать. Как развернуться? Вот где пришлось попотеть».

113

Рисунок С.Птицына

114

Макет шлюзовой камеры

   Перед стартом была неприятность. Полностью собранный корабль стоял на стапелях, и рядом с ним на лебедке, зафиксированной при помощи защелки («собачки»), располагался двухметровый шлюз, в наддутом состоянии, подвешенный люком вниз. Таким образом его проверяли в течение суток на герметичность. Солдат, оставленный Королевым для охраны «объекта», от нечего делать шлепал пальцем по защелке. После очередного удара защелка выскакивает, шлюз падает и рвется. А запасного нет. Есть только тот, на котором мы тренировались. Так вот именно его и поставили на этот корабль.

В книге Я. Голованова «Заметки вашего современника»  (Изд. «Доброе слово» М., 2001) читаем: «Полный приключений полёт Беляева и Леонова. Газетное его отражение так же похоже на действительность, как я — на верблюда. Старт без замечаний. Выход Леонова тоже прошел нормально, если не считать, что он не сумел сделать фотографии в открытом космосе, но кинокамера его снимала нормально. Заглушка от кинокамеры оторвалась, и он забросил её в космос. Алексей говорил, что было страшновато. Влезть в корабль головой вперёд (согласно инструкции) никак не получалось, он влез ногами вперёд с большим трудом. За время выхода — около 15 минут — «Восход-2» пролетел от Чёрного моря примерно до Иркутска. Тут обнаружилось падение давления в корабле, чуть ли не до половины атмосферного. Медики на Земле паниковали и требовали немедленной посадки. Искали причину и на космодроме, и в Москве довольно долго. Оказалось, кто-то из космонавтов тронул какой-то тумблерок, и из-за этого клапан травил.

Люк, через который Алексей Леонов впервые вышел в открытый космос, имел диаметр 654 мм. Люк, а точнее весь шлюз, через который вылезал в космос Алексей, крепился к кораблю на 16 пироболтах. Испытания отстрела шлюза в Чапаевске прошли хорошо, проверяли его и в большой барокамере, но когда 22 февраля 1965г. запустили беспилотный «Восход», корабль закрутился, шлюз не отстрелился, после чего «Восход» подорвали. По программе Леонов должен был сфотографировать корабль снаружи, но сделать этого не сумел, переволновался, очевидно, и не нашёл ручку (?) фотоаппарата».  Успокоились, ночь прошла спокойно. Решили садиться, но не сработала ТДУ. Впрочем, не совсем так: ТДУ сблокирована с системой ориентации корабля таким образом, чтобы ТДУ при неверной ориентации не могла увести корабль на ещё более высокую орбиту. Поэтому не ТДУ не сработала, а система ориентации не позволила ей это сделать, поскольку она «не видела» Землю, а почему она её не видела, трудно сказать. Возможно, во время отстрела выходного шлюза её объективы запылились и «ослепли», возможно, просто сигнал не прошёл. Гагарин с Земли передал команду Королёва садиться вручную, то есть, отключив датчики системы ориентации, сориентировать корабль, глядя на Землю по «Взору», а затем включить ТДУ. На ориентацию требуется минут 20, а у них было 16. Ориентировать корабль вручную было очень неудобно, Беляев и Леонов отвязались от кресел, но и делать что-либо, паря в невесомости, было тоже трудно. Беляев попросил Леонова прижать его к креслу и в таком положении ориентировал корабль. По предварительным расчетам они должны были сесть в районе Куйбышева. Если лететь ещё один виток, 18-й, посадка приходилась на Прибалтику и Германию, 23-й виток — посадка в США — всё это баллистики быстро подсчитали. ТДУ — тормозная двигательная установка. Когда космонавты сориентировали корабль и включили ТДУ, они забыли, что, отвязавшись, они нарушили положение центра масс корабля. При смещённом центре масс и работающем ТДУ их могло сильно закрутить, и, что получилось бы от этой посадки вручную, одному Богу известно. Но, по счастью, смещение было, очевидно, маленьким, их не закрутило, но сели они не под Куйбышевым, а примерно в 100 км от Березников, в 17 км от деревни Кургановка (14 дворов), в глухой тайге. Корабль застрял между двух деревьев, но космонавтам удалось выбраться из него. Было холодно (вся система обогрева корабля была уже отстрелена). Разложили костёр, выпили бутылку спирта из аварийного запаса. От одного парашюта (другой висел на дереве) нарезали лоскутов, обмотались для тепла. Всё время работали позывные УКВ. Первыми их услыхала Алма-Ата, но ещё до этого ясно было, что они приземлились где-то под Березняками. Как сказал Раушенбах, «после ручной посадки начался ручной поиск». Часа через 4 их обнаружил вертолёт ГВФ. Вертолётчики сбросили им свою одежду, сами остались буквально в белье, но одежда повисла на деревьях. С подлетевших вертолетов и самолетов им сбрасывали одежду, термосы, еду. Термосы с кофе и какао при ударе о деревья рвались, как бомбы. Чудом одна бутылка коньяка, ни во что не завёрнутая, ткнулась в снег и осталась цела. ГВФ — Гражданский воздушный флот. Неподалёку отыскалась площадка, на которую маленький вертолёт высадил троих: врача и двух спасателей. Четыре километра они пробирались по непролазной тайге, палили из ружей, космонавты отвечали ракетами. Наконец воссоединились. Врач и спасатели настолько обессилили, что помощь им оказывали космонавты. Космонавты тоже были очень измучены всей этой нервотрепкой. Беляев рассказывал: — Я оглянулся, Лёшки нет! Что за чёрт, думаю. Пошёл и вижу: он упал на парашют и спит... Проспал, наверное, часа полтора...Брежнев лично распорядился, чтобы космонавтов ни в коем случае не поднимали в зависший в воздухе вертолет («А вдруг упадут с трапа и шею сломают! Как тогда докажешь, что они при приземлении шею не сломали?»). Пришли ребята, прилетевшие с Байконура, пришли местные лесорубы. Лесорубы были неторопливо молчаливы, подивились скромным размерам спускаемого аппарата, а когда Леонов хотел подарить бригадиру лесорубов свою цветную фотографию с автографом, лесоруб, едва взглянув на неё, сказал: «Спасибо. Только мне её и повесить негде...» И фото вернул. Лагерь в тайге рос, тут было уже около 60 человек. Лесорубы вырубили площадку довольно неграмотно, вертолёту сесть было сложно. Площадку с воздуха поливали водой, чтобы снег осел и замёрз. Беляев и Леонов ночевали в тайге две ночи. Наконец, сел маленький вертолёт, погрузил их, через километров 5 пересели на большой вертолёт. Большой прилетел в Пермь, космонавтов перегрузили в самолёт, дальше — Байконур, Москва, остальное известно. Королёв был очень возмущён всем тем многочисленным враньём, которое окружало полёт «Восхода-2». Он пробовал переубедить Брежнева в его стремлении объявить район посадки «заданным районом Советского Союза». Любому ребёнку было ясно, что дремучая зимняя тайга не может быть «заданным» районом, если его не запланировали сумасшедшие. Брежнев упирался, тогда Королёв якобы сказал: «Моё дело запускать, ваше дело — объявлять», и бросил трубку ВЧ-связи. 24.3.65».

Выход Алексея Леонова — эпохальное событие истории космонавтики. После запуска первого искусственного спутника Земли, после полета Юрия Гагарина, выход человека в открытый космос стал третьей вехой. Четвертой станет высадка человека на Луну в 1969г. Увы, все, что будет в дальнейшем, вплоть до конца XX века в истории космонавтики — это всего лишь повторение уже сделанного. 18 марта произошло еще одно событие, о котором нельзя не вспомнить — это трагедия на космодроме Плесецк.

Через  45 лет  18 марта 2010г.  А. Леонов,  вспоминая свой выход в открытый космос, сказал: «Начать я хотел бы с того, что сегодня, как символ, состоялась посадка, вернулись наши ребята. Я был в космосе совсем недолго, ребята сейчас выходят в космос и работают по 8-9 часов. А тогда это было непонятно, страшно, но очень нужно. Я вышел и не заметил совершенно, что я сказал, как сейчас пишут: «А Земля-то ведь круглая». Не помню. Впечатление было такое, что меня кто-то поддерживает. Видел настоящую географическую карту: Черное, Балтийское море, СССР, Болгарию, Румынию, Италию – все было видно. Слышал, как тяжело дышу, и как тихо бьется сердце. Звезд много, темное небо, как будто косматое. И тут, слышу, как Паша говорит: «Внимание, человек вышел в открытый космос». У меня первая мысль: «Кто он?». Потом я понял, что это я. Простые слова дали много энергии. Здесь я чувствую – с перчатками какая-то проблема, а надо было еще и фал собирать. Я взял кинокамеру, не хотелось ее оставлять, одной рукой сунул в шлюз, а она оттуда выплывает. Ну, надо возвращаться в корабль. Пошёл я в шлюзовую камеру ногами вперёд, с одной свободной рукой, другой кинокамеру держу. А скафандр раздут, согнуться я не могу. Я принимаю решение сбросить давление наполовину. Чтобы убрать жёсткость скафандра. Я молча всё это проделываю. Сбросив давление, меняю позицию: иду в люк не ногами вперёд, а просовываю руки в люк, хватаюсь за леера и протаскиваю себя внутрь шлюза. Я даже не смог закрыть переходной люк, его закрыл Паша Беляев. Сел я на свое место, и тут Паша мне сказал: «Ну, ты даешь, Леха!».

115

Перед отлётом из Перми на Байконур
21 марта 1965г. Утро.

        В сообщении ТАСС, вышедшем после посадки космического корабля «Восход-2», отмечалось, что посадка была совершена П.И. Беляевым с использованием системы ручного управления. Отметим, что ранее корабли сажались при помощи автоматики. Посадка произошла в районе города Перми, в тайге. Из-за плохой организации поисковых служб в тайге космонавты провели не одну ночь. Н. Каманин в своем дневнике делает 21 марта такую запись: «Хоть я и не сомневался, что Беляев и Леонов благополучно перенесут еще одну ночь в таежном лесу, но спалось мне неспокойно».

В конце концов, все завершилось благополучно. Спускаемый аппарат и космонавтов обнаружили. Вертолетами Леонов и Беляев были доставлены на космодром, а затем, как всегда, в Москву, где уже готовилась торжественная встреча.

Подпишитесь на нашу рассылку

Добавить комментарий