Яндекс.Метрика

Почему не летит «Булава»

raketa bulava

15 июля 2009г. после старта с АПЛ «Дмитрий Донской»  из-за нештатного срабатывания первой ступени ракета «Булава» самоликвидировалась. Это было 11-е испытание новой ракеты подводного флота России.  За месяц до этого на сайте, а затем  в  журнале «Атомная стратегия» (СПб.,  август 2009г.)  была напечатана статья  Манта Д.И.  «Почему не летит «Булава», которая приводится ниже.

 

В январе 2009 г. в СМИ появилось сообщение: С. Иванов раскритиковал «Роскосмос» за подмену реальных испытаний «Булавы» теоретическими расчетами.     Руководству «Роскосмоса» было предложено  занять более активную позицию в отношении летно-конструкторских испытаний, подготовки серийного производства ракетных комплексов стратегического назначения «Булава».

Ракетный комплекс «Булава» —  единственный ракетный комплекс, создание которого началось после перестройки в середине 1990-х гг. Все остальные РК подводного флота ВМФ создавались в середине 1970-1980-х гг.  и ранее. Основной причиной неудач с ракетой «Булава», по мнению автора, является игнорирование разработчиками БР алгоритма обеспечения надежности (АОН) ракетных комплексов подводного флота, что делает маловероятным  создание надежной ракеты для ВМФ.
Понятие «алгоритм» (логическая последовательность решения задачи) более четко и конкретно, чем понятие «методика». Организационно-нормативной основой алгоритма является система обеспечения надежности – способности изделия сохранять свои функции качественно и бесперебойно  в течение всего жизненного цикла. В инженерной практике, зачастую, используется определение надежности как вероятности исполнения изделием своих функций. Такой вариант не совсем корректен, так как вероятность является оценкой свойства, а не самим свойством.       Надежность как свойство изделия закладывается в процессе его проектирования, материализуется технологией  при изготовлении и  обеспечивается  в процессе эксплуатации.

История возникновения проблемы надежности

С особой остротой проблема надежности встала в 1950 гг., когда военно-промышленный комплекс в полную силу начал использовать достижения электроники при создании новых видов вооружения. В СССР и США выявилась низкая надежность электронных элементов.  При проверках электронного оборудования в военных арсеналах  обеих стран было обнаружено более 50% дефектных элементов.1950-1970-е — годы становления электроники. По одной из версий, внутренний финансовый долг США начал формироваться  именно в эти годы с вложения огромных средств в микроэлектронику (и не погашен до сих пор).  Началось бурное развитие систем управления качеством и надежностью. Появилось множество публикаций по данной тематике. Но основная масса работ сводилась к оценке надежности, а не к методам ее обеспечения.

Мощным катализатором повышения внимания к проблеме обеспечения надежности в СССР и США стало создание ракетных комплексов (РК) — носителей ядерного оружия наземного и морского базирования, а также реализация проектов высадки человека на Луну. В Советском Союзе в КБ Королёва разрабатывалась ракета Н-1 с кораблем «Союз», в США осуществлялся проект Вернера фон Брауна «Сатурн» — «Аполлон».

И, тем не менее, начало теории надежности для РК положили не американские или советские учёные, а их немецкие коллеги — соратники Вернера фон Брауна: Р. Луссер и К. Пьерушку.  Многочисленные разрозненные исследования привели к созданию в конце 1960-х гг.  научно-обоснованных систем управления качеством и надежностью во всех высокоразвитых странах. В США в  программе «Сатурн-5»-«Аполлон» принимали участие более  1000 фирм. Для координации работ по качеству и надежности были разработаны военные стандарты, не являвшиеся на тот момент секретными. В 1968 г. в СССР издаётся книга Б. Хэнсена «Контроль качества»,  являющаяся фактически пособием по применению военных стандартов в практике ракетного производства. Система контроля качества, представленная Б.Хэнсеном, обеспечила безаварийность всех пусков американской ракеты «Сатурн». Случай беспрецедентный  в ракетостроении.      Методы Б. Хэнсена в системах управления качеством, особенно в ракетно-космической отрасли, действуют и развиваются в США, Японии и ряде других стран до сих пор,  доказывая свою эффективность.

1 сентября 2008 г. пресс-служба компании Lockheed Martin сообщила, что 26 августа 2008 г. ВМС США проведено очередное, 124 по счету, испытание МБР Trident II D5. Ракета была выпущена с борта АПЛ SSBN 743 Louisiana («Луизиана»), находившейся в погруженном состоянии в Тихом океане.   Испытание прошло успешно. Все предыдущие 123  испытания  также завершились успешно.    В СССР была проведена кампания по внедрению системы бездефектного труда. В 1966 г. издаётся книга Б.А. Дубовикова «Основы научной организации управления качеством (опыт применения и теоретические обоснования системы организации бездефектного труда)».

 

Первые подводные старты

История подводного старта морских ракет начиналась в Германии в 1940-х гг. Первая шестикассетная пусковая установка «Do-38 Gerat» («Do-Werfer») для обстрела побережья и кораблей из подводного положения была смонтирована на палубе подводной лодки «U-511» класса «IX-C» в 1941 г. (А. Коморцев «Чудесное оружие третьего рейха».

Почему не летит «Булава»

Первые ракеты морского базирования на борту немецкой ПЛ

        Первые испытания по морской цели были проведены 3 июня 1942 г. Стрельба производилась с глубины 10-15 метров на расстояние 4 км. Но из-за малой прицельности неуправляемых реактивных снарядов (НУРС) морское командование отказалось от их применения.  Ближе к концу войны появились проекты буксируемых подводных площадок для запуска баллистических ракет «А-4» (проект «Лафференц»).

Почему не летит «Булава»

Старт ракеты с борта германской ПЛ, находящейся в подводном положении

Новейшая история,  «Булава»

Решение о разработке баллистической ракеты «Булава» было принято Главнокомандующим ВМФ России В. Куроедовым в 1998 г. после трёх неудачных испытаний комплекса стратегического оружия «Барк», завешенного уже более чем на 70 %. Совет безопасности РФ отказался от РК «Барк»  КБ им. Макеева (разработчика всех советских баллистических ракет морского базирования, за исключением Р-31) и передал разработку новой морской стратегической ракеты Московскому институту теплотехники, аргументируя своё решение стремлением к унификации морских и наземных твёрдотопливных ракет.       Ракетный комплекс, предназначенный для запуска баллистических ракет с подводных лодок, по технической сложности сопоставим с РК, обеспечивающим запуск пилотируемых космических кораблей. Но, если  в последнем случае обеспечением пуска занимается более 1000 человек, то в запуске ракеты с подводной лодки занято не более 10 подводников. Сравнивать ракетный комплекс для подводного старта с движущейся подводной лодки с  РК для наземного старта, все равно, что приравнивать  самолет к аэросаням  с авиадвигателем.

       Что же послужило причиной передачи проектирования ракеты морского базирования институту с «сухопутной» историей?  Дело в том, что министр обороны И.Д. Сергеев (1997-2001 гг.) до своего назначения в МО командовал РВСН, на вооружении которых находились МИТовские ракеты «Тополь». Исследования в интересах РВСН проводил 4-й ЦНИИ МО, возглавляемый В. Дворкиным. МИТ и 4-й ЦНИИ МО И.Д. Сергееву были значительно «ближе», чем ГРЦ им. ак. В.П. Макеева и 28-й НИИ МО. Кроме того, в принятии решения о передаче разработки твердотопливной ракеты морского базирования Московскому институту теплотехники принимал участие министр экономики Я. Уринсон, поддерживавший тесные связи с Ю. Соломоновым, возглавляющим институт теплотехники (М.Кардашев, НГ-НВО 20.02.09).       В выступлении по поводу испытаний «Булавы» в «Независимом военном обозрении» (20.02.09) В. Дворкин заявил: «Статистика аварийных пусков «Булавы» (5 из 10) особого оптимизма не вызывает, но и в панику впадать не стоит. Беспокойство вызывает не качество проектирования, а качество изготовления. Основными причинами аварий, насколько известно,  стали не конструктивные, а производственные дефекты, такие как, отказы пиропатронов, элементов бортового электропитания и т.п. Ранее в ракетостроении  подобное происходило крайне редко. На многих предприятиях, работающих по кооперации с производителями ракетного комплекса, утрачен жесткий контроль выпускаемой продукции. Без серьёзного усиления контроля производства прогнозировать результаты последующих летных испытаний довольно сложно. Данная проблема касается не только «Булавы».

Создатели «Булавы» либо не  были знакомы с исследованиями по проблеме создания ракетных комплексов БР для подводных лодок, базировавшихся на системном анализе, теории планирования эксперимента, теории надежности, гидродинамики, либо просто их проигнорировали. Но «незнание закона не отменяет их действие». Без реализации всех этапов алгоритма обеспечения надёжности надеяться на удачное завершение проекта вряд ли возможно.

 

Алгоритм обеспечения надёжности РК МБ

Алгоритм обеспечения надёжности (АОН) ракетных комплексов морского базирования формируется из следующих составляющих:

— АОН периода проектирования РК (НИОКР, ЛКИ),

-АОН периода изготовления,

— АОН  гарантийного  периода эксплуатации,

— АОН  послегарантийного периода,

— АОН при анализе причин аварий и катастроф.

 

АОН периода проектирования  РК (НИОКР, ЛКИ)

Главным фактором обеспечения надежности при создании РК является глубокое понимание условий  эксплуатации РК, технологических возможностей для реализации тактико-технических требований, сформулированных в техническом задании. Теоретической основой АОН на этом этапе является баланс противоречивых требований между достигнутым научно-техническим уровнем и требованиями, диктуемыми условиями эксплуатации изделия.
В период проектирования  в конструкцию изделия  закладываются (в большинстве случаев, неосознанно) резервы, допускающие в дальнейшем возможную модернизацию, унификацию и масштабирование. Не останавливаясь на этапах эскизного проектирования, рассмотрим главные элементы АОН этого этапа – отработку подводного старта и ЛКИ на примере экспериментально-опытных работ С.П. Королева и В.П. Макеева. Отработка подводного старта первой советской ракеты
Алгоритм обеспечения надежности подводного старта баллистической ракеты с подводной лодки — поистине пионерская работа в подводном кораблестроении  был разработан почти полвека тому назад под руководством Главного конструктора С.П. Королева, Главного конструктора баллистических ракет подводного флота В.П. Макеева, Главного конструктора ПЛ проектов 611  и 629 Н.Н. Исанина, Главного конструктора первой АПЛ проекта 627  В.Н. Перегудова, Главного конструктора АПЛ проекта 667А С.П. Ковалева  и сотен их соратников.

Эти работы начались в 1953–1955 гг.  с первой ракеты Р11-ФМ. Для реализации пуска ракеты из-под воды необходимо было изучить физику ее движения в шахте, заполненной водой, гидродинамику  ракеты на подводном участке и при выходе в атмосферу, воздействие на ракету набегающего потока воды и многое другое.        На этапе экспериментально-опытных работ С.П. Королев и В.П. Макеев отрабатывали  АОН  для будущего  ракетного комплекса  «Д-4» со стартующей из-под воды ракеты Р-21, поскольку изначально серийный вариант модификации Р11-ФМ для подводного  старта не планировался. .АОН для РК подводного старта отрабатывался в три этапа.

Первый этап:- 3.02.1955 г. – выход Постановления Совмина о проведении работ по подводному старту   баллистических ракет(на базе Р-11ФМ). Исполнитель   КБ-10 НИИ-88.- осень 1956 г. —  апрель 1958 г. Проведение бросковых испытаний натурного макета ракеты Р-11ФМ с  погружного стенда и подводной лодки (ПЛ) проекта В-613 «С-229».  Место проведения испытаний Черное море.

— 3.12.1956 г. Первый пуск натурного макета ракеты под маршевым двигателем из-под  воды.

Второй   этап:

— 23.01.1958 г. — Комиссией Президиума Совмина принято решение о переоборудовании подводной лодки «Б-67» под проект ПВ-611 и переходе к заключительному этапу отработки  подводного старта модернизированной ракеты Р-11ФМ.

Третий этап:

— 1959-1960 гг. — летно-конструкторские испытания модернизированной ракеты Р-11ФМ из подводного положения подводной лодки «Б-67» проекта ПВ-611.- 10.09.1960 г. — успешный пуск из-под воды ракеты Р-11ФМ с ПЛ «Б-67»  проекта ПВ-611 в Белом море.

12.04.1959 г. с американской подводной лодки, находившейся в надводном положении, был произведен успешный пуск  ракеты «Поларис», а через год  20.06.1960 г. пуск такой же ракеты с борта подводной лодки из–под воды. Это событие случилось за 50 дней до первого пуска из-под воды (10 сентября 1960 г.) советской ракеты. Первый  подводный старт ракеты Р-21 был произведён 24 февраля 1962 г.    С мая 1960 г. по октябрь 1961 г. было проведено 8 пусков макетов баллистической ракеты с погружаемого стенда и 3 — с подводной лодки ПР 613 с комплексом Д4. Таким образом, за данный период был отработан АОН первого этапа подводного старта. По уже отработанному АОН бросковые испытания и ЛКИ проводились и для ракеты Р-21.
После выполнения обширной программы бросковых испытаний натурных макетов с погружного стенда ПС Д-4 и опытной подводной лодки проекта 613 Д-4 были начаты летно-конструкторские испытания ракеты Р-21 с переоборудованной   подводной  лодки «К-142» проекта 629Б. Командовал лодкой капитан 2 ранга С. И. Бочкун, БЧ-2 — капитан-лейтенант М. Н. Кананыкин. Испытания проводились в Баренцовом море с  зимы 1962 г. За год было произведено 29 пусков, из них неуспешных оказалось только 5. (А. Запольский «Баллистическим ракетоносцам «Малахит», 1998).

 

15.05.1963 г. на вооружение был принят ракетный комплекс Д-4 в составе баллистической ракеты Р-21 и подводных лодок-носителей:  дизельной 629А  и  атомной  658А. Этот комплекс эксплуатировался на флоте до 1982 г.

Атомная подводная лодка проекта 658 поступила на вооружение ВМФ в 1958 г. За период 1958-1964 гг. было построено восемь АПЛ проекта 658. Последние АПЛ строились в модернизированном для отработки последующих ракетных комплексов варианте. По тем временам это были самые крупные из советских лодок. Они находились в эксплуатации до 1980-х  гг.
Ракетный комплекс Д-4 на лодках проекта 629А  эксплуатировался в 1966 – 1972 гг. Под него было модернизировано 14 лодок этого проекта.

Почему не летит «Булава»

АПЛ проекта 658

Испытания «Булавы»

15 апреля 2007 г. с эллинга Севмашпредприятия была спущена головная подводная лодка проекта 955 «Юрий Долгорукий».

Почему не летит «Булава»

АПЛ проекта  941  «Дмитрий Донской»

     Параллельно с её строительством создавался новый ракетный комплекс «Булава-30». Из-за экономических трудностей все испытания баллистической ракеты «Булава» было решено проводить с переоборудованной головной подводной лодки проекта 941У «Тайфун». Испытания проходили в штатном режиме. По мнению Главного конструктора АПЛ «Тайфун» С.Н.Ковалёва, никаких принципиальных недостатков в конструкции ракетного комплекса нет («Атомная стратегия», август 2007, № 05(31).
С точки зрения автора, решение о сокращении этапа испытаний «Булавы» на подводном участке траектории было принято, возможно, под давлением финансовых трудностей, но без  достаточной научной и технико-экономической проработки. Как стало известно,  «волевым решением гендиректора МИТа Юрия Соломонова была в корне изменена существовавшая в СССР трехэтапная схема конструкторских испытаний новой морской ракеты. Первый этап предполагал глубоководные стендовые испытания, второй — наземные, третий — с подводной лодки. МИТ отказался от первых двух и перешел сразу к летным испытаниям с подводной лодки, руководствуясь упрощенным представлением о том, что «Булава», по сути дела, есть не что иное, как морской аналог «Тополя». И совершил роковую ошибку» (Сайт Spacenews 3.06.2009 г.).

В октябре 2004 г. в интервью Независимому Военному Обозрению Ю. Соломонов сообщил о проведении бросковых испытаний «Булавы». То есть лётно-конструкторские испытания «Булавы» начались фактически только в 2005 г. Симптоматичен сам факт длительных (по 8-9 месяцев) промежутков между очередными пусками ракеты по программе ЛКИ. Информация в СМИ о количестве успешных и неуспешных пусков «Булавы» крайне  не четка. Многие сообщения впоследствии корректировались.
Пуски ракеты «Булава» (по сообщениям СМИ на 1.06. 2009 г.)

 

№/№ Дата АПЛ Результат
1 23.09. 2004

 

из надводного положения
«Дмитрий Донской»
запуск массогабаритного макета ракеты
2 27.09. 2005 из надводного положения
«Дмитрий Донской»
успешный
3 21.12.
2005
погруженное положение «Дмитрий Донской» первый подводный пуск второй в рамках летно-конструкторских испытаний
4 7.09. 2006 «Дмитрий Донской» пуск аварийный. Ракета  упала в воду
5 25.10.
2006
«Дмитрий Донской» после старта «Булава» отклонилась от заданной траектории и упала в море.
6 24.12.2006 «Дмитрий Донской» .    »  отклонилась от заданной траектории и упала в море.

 

7 28.07.
2007
«Дмитрий Донской» Две  ГЧ прибыли на полигон,  а третья нет.
8 19.09.
2008
«Дмитрий Донской» полет ракеты прошел в штатном режиме,
9 18.12.
2008г
«Дмитрий Донской» полет ракеты прошел в штатном режиме
10 22.12.
2008
«Дмитрий Донской» после пуска ракета самоликвидировалась, взорвавшись в воздухе.

Почему не летит «Булава»

Старт «Булавы»
(Энциклопедия кораблей)

        Из десяти пусков «Булавы» лишь один можно с уверенностью признать частично успешным. Состоялся он осенью прошлого года. Стрельба проводилась с борта атомной подлодки «Дмитрий Донской» из акватории Белого моря по камчатскому полигону Кура. Активный участок траектории ракета прошла без сбоев и попала в заданный район. При этом головная часть отделилась штатно. А вот ступень разведения боевых блоков не сработала. Все остальные запуски «Булавы», включая последний декабрьский, закончились еще хуже. В большинстве случаев ракета либо самоликвидировалась через несколько секунд после старта при отклонении от заданного курса, либо взрывалась во время отделения третьей ступени  (http://www.expert.ru, 3.06.09).

По сообщению ИТАР-ТАСС (1.01.2008 г.), российские предприятия ОПК приступили к серийному изготовлению комплектующих элементов стратегической баллистической ракеты «Булава» морского базирования. 16.12.2008 г. сообщалось, что  в случае успешного завершения пуска 21.12.08 будет принято решение о принятии «Булавы» на вооружение ВМФ и начале серийного производства комплекса. Завершить  испытания планировалось в 2009 г. Таким образом, первый этап АОН «Булавы» по сравнению с АОН баллистических ракет С.П. Королева и В.П. Макеева был сокращен.
5.01.2009 г. зам. начальника Генштаба Вооруженных сил РФ генерал-полковник Анатолий Ноговицын заявил следующее: «Причина неудачного испытательного пуска морской баллистической ракеты «Булава» 23.12.08 лежит на стыке производства и конструкторской мысли. Не всегда конструкторские идеи может сразу освоить производство» (РИА «Новости»). От прямого ответа на вопрос о возможности переноса срока принятия на вооружение «Булавы» с 2009 года на более позднее время, генерал-полковник уклонился.  По-видимому, ситуация с РК «Булава» концептуально схожа с ситуацией запуска первого американского спутника ракетой «Авангард». «В качестве верхних ступеней использовались связки твердотопливных одноступенчатых ракет «Сержант» (компания «Спери-Ренд»). Попытки запустить ИСЗ с помощью этих РН показали надежность до 50%. Использование наспех модифицированных различных БР, изготовлявшихся разными компаниями, обладающими различным практическим опытом обеспечения надежности, не позволило достичь высокой надежности РН. Одной из особенностей практики обеспечения надежности РКК явилась неспособность промышленности США создать в конце 1950-х гг. надежные РН из надежных модифицированных БР и приспособить наземное оборудование баллистических ракет для запусков РН» (1).

 

АОН периода изготовления

Высказывание зам. начальника Генштаба по поводу того, что конструкторские идеи не всегда может сразу освоить производство, имеет самое непосредственное отношение к  проблеме обеспечения надёжности в процессе изготовления.
К сожалению,  после первого успешного пуска ракеты главные конструкторы, как правило, теряли интерес к технологии ее серийного изготовления. По мнению В.П. Макеева, после успешного пуска доводить ракету до ума дело технологов. Такое отношение не способствовало отработке технологии изготовления ракет в серии.     К концу 1960-х гг. в СССР и США пришли к пониманию необходимости создания не отдельных методик, а систем управления качеством и надежностью. В СССР была создана бездефектная система  (автор А. Дубовиков), центральным моментом которой стала борьба с разрешением отступлений от конструкторской документации (так называемые карточки разрешений). Подобный административный подход особых результатов не дал и вскоре был забыт. В США на базе опыта создания  и эксплуатации ракет первого поколения к середине 1960-х гг. были разработаны научные подходы к проблеме обеспечения надежности. Наиболее отработанным на основе использования  системного анализа и статистики оказался АОН на этапе изготовления. Повсеместно  в организациях НАСА и ВПК стали внедряться статистические методы управления качеством и надежностью, начало которым было положено американским статистиком Уолтером А. Шухартом (1891-1967) в 1930-х гг.

Заказы с фирмами, не владеющими системами статистического анализа, НАСА и ВПК не заключают. Показателен и тот факт, что половину всех американских выпускников вузов с математическим уклоном  составляют статистики.     2 июня 2009 г. Сергей Иванов заявил, что причиной неудачных испытаний новейшей морской ракеты «Булава» является технологический брак, сославшись на невозможность проверить качество продукции на 650 предприятиях, работающих по кооперации с МИТ. Эти слова вице-премьера подтверждают  отсутствие у заводов-изготовителей системы  обеспечения качества изготовления.

АОН в процессе изготовления, базирующийся на математических методах, позволяет обеспечить стабильность технологии, что подтверждает и собственный отечественный опыт  производства  ракеты «Протон М».

Из первых 50 пусков (в июле 1965 – декабре 1974 г.) 17 были аварийными (успешность 0.66). Из второй полусотни (в декабре 1974– ноябре 1982 г.) число аварийных уменьшилось до 6 (успешность 0.88). В третьей серии (ноябрь 1982– май1987 г.) из 50 пусков аварийных 5 (успешность 0.90), в четвертой (май 1987–октябрь 1991 г.)  – аварийных только 3 (0.94), в пятой (октябрь 1991–сентябрь 1997 г.) – 4 аварийных (0.92) («Новости космонавтики» (№ 10(177), 1998г.). В 1999 г. вдруг происходят подряд две серьезные аварии с потерей спутников «Экспресс» и «Радуга».         Как выяснилось, причиной аварий «Протонов» стала установка на них дефектных двигателей. Воронежский механический завод в 1993 г. выпустил партию из четырех двигателей, половина из которых была бракованной. В 1992 г. завод почти год стоял без работы. За это время понизилась квалификация персонала. Оборудование и технологические цепочки должны были пройти новую аттестацию, чего сделано не было («Известия», 6.11.1999 г.) Если бы на заводе применялись статметоды, подобной ситуации не произошло.

 

Статистика в СССР

Вульгарно-волюнтористическое отношение к статистике в нашей стране привело к статистической неграмотности, что сделало практически невозможным построение адекватных моделей не только технических, но и экономических, и социальных процессов. Зачастую полноценная модель дает о процессе больше информации, чем фактические данные,  положенные в её основу.

При появлении первых переводных книг для экономистов и статистиков наши переводчики ошибочно перевели слово «control» как контроль. В результате получилась «система контроля качества и надежности». Но доминирующим значением термина «control» является «управление, регулировка». Управление изготовлением изделий является прерогативой конструкторов и технологов. А вся переводная литература по «контролю» отсылалась в службы ОТК. Предлагаемые в ней  методы управления качеством требовали серьезных инженерных знаний, которыми, в большинстве своём, средний технический персонал ОТК не владел. Некорректный перевод главного термина дорого обошелся нашей стране.

Применение статистических методов в регулировании процесса производства даже на элементарном уровне  позволяет получить поразительные результаты. Использование статистических методов для управления качеством сварки корпусов ракеты  Р13 в 1970-х гг. позволило автору за короткий период уменьшить количество дефектов сварки более чем в 3 раза и выявить потенциально опасные ракеты, уже поставленные флоту (с точки зрения возможного нарушения их герметичности).  Применение статметодов для оценки стабильности параметров жидкостных ракетных двигателей  (ЖРД) при КВИ позволило уменьшить разброс параметров (среднеквадратическое отклонение). В отечественном ОПК статистические методы широкого распространения не получили.

 

АОН в гарантийный  период эксплуатации

       Алгоритмы обеспечения надежности для боевых и космических ракетных комплексов, несмотря на схожесть, имеют существенное различие. Ракеты для космических ракетных комплексов изготавливаются в соответствии с планом запусков спутников или пиотируемых кораблей и, зачастую, окончательно собираются на космодроме. То есть период эксплуатации у них практически отсутствует. Боевые же ракеты после изготовления на заводе транспортируются железнодорожным, морским транспортом, загружаются в шахты ПЛ, хранятся в арсеналах, на технических позициях на флоте. Сложность и специфичность обеспечения надежности  БР обусловлены постоянным чередованием периодов транспортировки и хранения ракет  до боевого использования. Иногда этот этап растягивается на годы до момента ликвидации ракет по истечении срока их безопасной эксплуатации. Всё это обусловливает существенные различия АОН для боевых ракет и ракет космических комплексов.
АОН на этапе эксплуатации боевых баллистических ракет подводного флота    сложен и специфичен. Основным элементом  АОН в период эксплуатации является  система жесткого объективного контроля подготовки личного состава  технической позиции и экипажа подводной лодки. Инструкции по эксплуатации боевых средств должны выполняться автоматически. В противном случае ни одна операция в нормативное время выполнена не будет, что в боевой ситуации может привести к трагедии.
Не меньшее значение для ракетчиков имеет  постоянное информирование  об особенностях подготовки ракет к боевому использованию, а также своевременное изменение эксплуатационной документации. Особое значение  в обеспечении надежности до погрузки ракеты на лодку  имеет четкая фиксация в формуляре всех произведённых с ракетами действий и, особенно, значений контрольных параметров при их осмотрах и периодических проверках. Перегрузки при транспортировке ракет на Дальний Восток, Камчатку, Север      железнодорожным и, особенно, морским транспортом, погрузка на подводные лодки   являются  наиболее  опасным моментом для личного состава и серьезным испытанием для ракет, приводящим аварийным ситуациям. Один из последних примеров: 16 июня 2000 г. в 06:42 по московскому времени в бухте Конюшково (3,5 км от поселка Дунай Приморского края) при проведении работ по выгрузке из трюма транспортного судна баллистических ракет типа РСМ-50 (Р-29Р), предназначенных для дальнейшей утилизации в связи с истекшим сроком эксплуатации, оборвался трос и одна из ракет упала обратно в трюм. От удара произошла ее разгерметизация, а в корпусе топливного отсека образовалась трещина. В результате началась интенсивная утечка одного из компонентов ракетного топлива. Произошел выброс технического газа. Лишь по счастливой случайности удалось избежать трагедии. По соседству с разгружаемым кораблем находилось 500 литров другого компонента ракетного топлива, который в соприкосновении с окислителем или газом мгновенно взрывается. В результате инцидента пострадали 12 человек.      Во время разлива ракетного топлива на ракетно-технической базе Тихоокеанского флота в районе ЗАТО Фокино, пострадало 19 человек. Все они отравились ядовитыми испарениями, образовавшимися во время ЧП. Во время движения ядовитого облака вдоль побережья были приняты повышенные меры безопасности («Новости космонавтики», 16.06.2000 г.).

Следующим  элементом АОН гарантийного периода эксплуатации является обязательная проверка ракет до и после их транспортировки. Как известно, в начальный период эксплуатации, несмотря на серьезные приемосдаточные испытания на заводе, частота отказов выше, чем в последующий период. Кривая отказов при эксплуатации ракеты подобна кривой смертности. В младенческом и раннем возрасте – смертность высокая, к 20-25 годам снижается, достигая минимального уровня, а после 50-60 лет вновь начинает расти. Аналогичным образом проявляются отказы и у ракет. Скрытые дефекты наиболее часто обнаруживаются в течение первых 3-5 регламентных проверок после сдачи ракет заводом. Это подтверждает пример первых пусков ракеты «Протон».  Подобная ситуация имела место с 4-х ступенчатой модификацией ракеты Р-7 «Молния»: из первых 47 пусков успешными были не более 12-15.        Для боевых ракет при штатной эксплуатации такой вариант недопустим. При форс-мажорных обстоятельствах, вызванных, например, осложнением международной обстановки (как в случае Карибского кризиса), ракеты из центральных арсеналов в массовом порядке поступают на технические позиции флотов и загружаются на подводные лодки. Отправлять ракеты, имеющие не выявленные дефекты, бессмысленно.
Пример из собственной практики. В 1966-1967 гг. в период кризиса на Ближнем Востоке, на один из центральных артиллерийских арсеналов ВМФ, где автор участвовал в создании филиала для хранения ракет, поступила команда срочно отправить в Севастополь крылатые ракеты. Начальник арсенала дал команду грузить ракеты без проверки, как это обычно делалось при отправке ящиков со снарядами. Возражения по поводу невозможности отправки непроверенных ракет были отклонены. Пришлось направить телеграмму начальнику Управления ракетного и артиллерийского вооружения ВМФ В.А. Сычеву. От него поступило категорическое указание отправлять только проверенные ракеты. Через некоторое время начальник арсенала поблагодарил меня: «Ты спас мне голову». Оказалось, что в одной из стран-участниц конфликта часть поставленных ракет  имели дефекты. Претензии были предъявлены  Управлению ракетного и артиллерийского вооружения ВМФ. Телеграмма В.А. Сычева об обязательной проверке ракет перед отправкой в арсенале стала своеобразным алиби для начальника арсенала.

При организации филиала для хранения крылатых ракет я подготовил серьёзную работу по основным отказам и неисправностям ракет при проведении регламентных работ. Но руководство арсенала выступило против её публикации, мотивируя отказ тем, что большое количество дефектов дискредитирует надежность военной техники и бросает тень на арсенал.  Только по указанию Начальника Управления вооружения ВМФ адмирала В.А.Сычева работу удалось опубликовать в закрытой печати.  Встретив через 20 лет однокашника по училищу   Н. Косунова, я узнал, что та работа по отказам очень  пригодилась им в работе, особенно в одной из стран Ближнего Востока, куда передавались наши ракеты.

В практику эксплуатации ракетного оружия, к сожалению,  не была внедрена система скрупулезного сбора и анализа поступающей информации, ознакомления всего персонала с появляющимися отказами, неисправностями и авариями ракетной техники в период хранения, регламентных проверок в арсеналах, подготовки на технических позициях и при боевом их использовании. Одной из возможных причин отсутствия такой системы являлся чисто административный подход, при котором важнее было выявить виновника, а не причину.

АОН в период нахождения боевой ракеты на подводной лодке базируется на строжайшем выполнении требований эксплуатационной документации и высоком профессионализме ракетчиков-подводников. Особое значение в этот период имеет надежное функционирование систем АПЛ, обеспечивающих качественное хранение и пуск ракеты. Любой сбой, недосмотр в этих системах может стать причиной серьёзной аварии.        Так, при эксплуатации ракеты Р11-ФМ на ПЛ имели место ряд аварий ракет, причина которых квалифицировалась, как отказ двигателя. При дальнейшем анализе выяснилось, что наиболее вероятной причиной аварий была повышенная влажность воздуха (выше -55о точки росы), которым  заправлялся шар-баллон высокого давления ракеты. При истечении из дроссельного отверстия  конденсат замерзал и перекрывал доступ сжатого воздуха, потом он оттаивал и снова замерзал. Обычно, после погрузки ракеты на лодку и выхода ее в море точка росы в системах ПЛ проверяется, но не всегда.         Нештатные ситуации в море случаются часто, и тогда подводникам приходится полагаться на свои знания и интуицию. В крайнем случае,  можно связаться с Главным конструктором, как  это было при аварии на АПЛ «К-219».

3 октября 1986 г. на борту советской атомной ракетной подводной лодки «К-219», находившейся в 770 км северо-восточнее Бермудских островов, в результате разгерметизации и соединения компонентов ракетного топлива, произошел взрыв одной из ракет, что привело к разгерметизации шахты

Почему не летит «Булава»

«К-219» всплытие после аварии (из поврежденной шахты выделяются оранжевые клубы окислителя)

      Лодка всплыла, однако, в результате возникшего пожара, спасти лодку не удалось. В период борьбы экипажа лодки за спасение на связи постоянно находился заместитель Генерального конструктора Л.Н. Ролин, выдающийся специалист по эксплуатации РК ПЛ. В ОКБ В.П.Макеева Лев Николаевич Ролин с 1955 г.   разрабатывал и реализовывал программы повышения надежности и безопасности морских комплексов с ракетами  Р11-ФМ, Р13, Р21, Р-27, Р-27У, Р-29, Р-29Р, Р-39, Р-29РМ. В качестве технического руководителя он провел подготовку и пуски 188 ракет с подводных лодок из различных районов Мирового океана.
6 октября АПЛ затонула. Экипаж был эвакуирован, но 4 человека погибли.В боевых условиях с Главным конструктором не свяжешься, поэтому надежность использования ракеты, в первую очередь, зависит от профессионализма подводников.

Разгерметизация ракет, заправленных агрессивными компонентами топлива, одна из наиболее опасных ситуаций для ПЛ. 11 января 2007 г. произошла утечка компонента ракетного топлива в шахте подводной лодки в районе Вилючинска. Хотя позднее сообщили, что утечки топлива не было. Неисправным оказался датчик.

 

АОН в послегарантийный период

В последнее время на флоте обострилась проблема использования жидкостных баллистическим ракет с просроченным гарантийным сроком. Актуальность проблемы иллюстрируют следующие факты.
20 июля  2001 г. с АПЛ «Борисоглебск» из подводного положения была запущена ракета «Волна» с космическим аппаратом «Космос-1». На борту «Космос-1» находился солнечный парус, созданный в НПО им. Лавочкина по заказу американского планетарного общества. Из-за отказа двигателя 2-й ступени космический аппарат стоимостью $4 млн. не вышел на орбиту и был утрачен вместе с ракетой.      28 сентября 2005 г. из-за технической неисправности не был осуществлён запуск ракеты «Волна» с той же АПЛ «Борисоглебск». Старт «Волны» производился в соответствии с планом боевой подготовки морских стратегических ядерных сил Северного Флота согласно плану продления ресурса ракет РСМ-50. Эти БР, самые старые в арсенале ВМФ, до сих пор состоят на вооружении двух подводных лодок Северного Флота и четырех ПЛ типа «Кальмар» Тихоокеанского флота («Новости космонавтики» 30.09.2005 г.).

7 октября 2005г. при очередном запуске «Волны» из подводного положения с АПЛ «Борисоглебск», головная часть ракеты достигла полигона Камчатки, но тормозное устройство «Демонстратор», для испытания которого и производился запуск, найдено не было. Перед конструкторами и флотом сегодня очень остро стоит задача оценки надежности  оставшихся «старых» ракет. Задача, в принципе, аналогичная контрольно-выборочным испытаниям (КВИ) двигателей. Но в случае двигателей, КВИ  проводятся для оценки стабильности технологии производства самих двигателей и сопутствующих элементов (пиропатронов, шар-баллонов и т.п.),  надежность которых уже была оценена. Кроме того,  отбор двигателей на КВИ производится из однородной партии.
Оценку надежности и качества промышленной продукции при выборочном контроле  можно считать в определенной степени достоверными   только при случайном отборе из однородной партии.

«Старые» ракеты были  изготовлены в разные годы, зачастую, на разных заводах, с различными изменениями и модификациями.  Часть из них весь срок пролежала в центральных арсеналах, другая — во флотских арсеналах, на  технических позициях, в шахтах ПЛ на боевых дежурствах и т.д. Одним из важнейших элементов АОН при оценке срока использования «старых» ракет является группирование их по условиям эксплуатации.       На стадии изготовления ракеты и её комплектующих проводится контроль почти тысячи параметров. При приемосдаточных испытаниях число контролируемых параметров уменьшается, а при регламентных работах и контроле ракет перед пуском их становится еще меньше. Уже на первых стадиях НИОКР конструкторы должны выделить те параметры, по тенденции изменения которых, можно оценить предельно допустимые значения  для боевого использования ракет.

АОН на послегарантийном этапе должен включать анализ не только штатной документации на ракету (от заводского комплекта технологической документации до формуляра последних регламентных работ), но и результатов выявленного дрейфа контролируемых параметров. Обязательным при этом является использование метода контрольных карт. В противном случае вариабильнось может подменяться тенденцией, наиболее частой ошибкой, присущей НИРовским отчетам. Особенно важным элементом АОН в послегарантийный период эксплуатации является анализ дефектации аварийных и утилизируемых  ракет.  В принципе, он  является основным источником данных для оценки надежности ракет по истечении  срока гарантии.  Методология системного анализа и планирования эксперимента, повышающие эффективность прогнозирования, позволяют получить наиболее достоверные оценки  возможности послегарантийного боевого использования ракет.

 

АОН при анализе причин аварий и катастроф

В системе обеспечения надежности ракетных комплексов подводных лодок, АОН при анализе причин аварий и катастроф занимает особое место. Истинные причины и виновники серьезных аварий и катастроф становятся известны флотской общественности лет через  15-20. В большинстве случаев остаются неизвестными вообще. Со временем аварии и катастрофы обрастают мифами. Это относится  и к авариям, и  к катастрофам с гибелью ПЛ.  При анализе аварий зачастую из виду упускается следующий момент: изменения, вносимые в конструкцию (извещение на изменение  конструкторской документации (ИИ) или технологию (карточка разрешения на отступления от утвержденной технологии (КР), не подвергаются достаточно глубокому анализу.  Катастрофа в Плесецке, произошедшая 18 марта 1980 г., привела к гибели почти всего пускового расчета из-за того, что  конструкторами был изменен припой трубопроводов, повлекший за собой возгорание и взрыв. Споры о причинах этой катастрофы не утихают до сих пор. АОН  на этапе анализа аварий обязательно должен включать тщательный анализ ИИ и КР  при производстве изделия. Но, к сожалению, не всегда конструкторы и военпреды имеют регистр всех отказов и аварий, произошедших с ракетой данного типа на всех флотах. Для каждого ракетного комплекса в обязательном порядке должен быть составлен регистр  дефектов, отказов и аварийных ситуаций. Анализ аварийных ситуаций (в том числе,  ретроспективный) является одним из  важнейших этапов обеспечения надежности ракетных комплексов подводных лодок. Вне зависимости от качества ретроспективного анализа причин и методов устранения катастроф и аварий  РК ПЛ, он всегда  отражает мотивацию действий определённых ответственных лиц.

 

Возвращаясь к «Булаве»

По заявлению начальника вооружений Минобороны РФ В. Поповкина, межконтинентальной морской баллистической ракете «Булава» придется фактически заново пройти весь цикл испытаний. Поводом для такого решения стали неудачные испытания ракеты 23 декабря 2008 года (НГ-НВО от 30.04.2009).
В чём же причина провала  многолетней работы над данным проектом? Списывать необходимость проведения новых испытаний на некачественные пиропатроны не совсем корректно. Из анализа информации  о четырехлетнем периоде летно-конструкторских испытаний «Булавы» напрашивается вывод, что полувековой отечественный и зарубежный опыт создания ракетных комплексов для подводных лодок при разработке твердотопливной БР «Булава»  был использован недостаточно. Не исключено и увлечение конструкторов модернизацией без глубокого анализа её возможностей.

 

Когда применима экстраполяция

Так любимый исследователям метод экстраполяции дает относительно достоверные результаты (при относительно стабильных внешних условиях) на период  не больше одной трети глубины ретроспекции. Если  какой-то параметр за 9 лет с момента изготовления  однонаправлено сдрейфовал на 10 единиц, то с большой степенью достоверности можно предположить, что через три года этот параметр в том же направлении изменится на 3 единицы.  Построение АОН в этом случае базируется на теории случайных процессов и временных рядов и информации о значениях контрольных параметров в течение всего периода после выпуска ракеты с завода.       Экстраполяция как оценка функции/процесса в точке, находящейся за пределами промежутка верификации функции/процесса, является одним из основных методов прогнозирования и планирования с использованием  регрессионных моделей. Сам же регрессионный анализ возможен в случае распределения исходных величин по нормальному закону, что справедливо далеко не всегда. Кроме того, зачастую, условия, при которых определена функция, негласно переносятся в точку экстраполяции, что фактически не соответствует действительности. Экстраполяционное мышление давно распространилось в  прикладной науке, инженерно-конструкторской среде, общественном сознании.  В 1929 г. в письме В.И  Вернадскому по поводу  его работ о методах науки о космосе П.А. Флоренский написал следующее: «космос ограничивается или почти ограничивается биосферой, а все остальное относится либо к области домыслов, либо к формальным соотношениям, конкретное значение которых весьма многозначно. От души приветствую, что Вы имели мужество назвать мнимое знание о внутренности земли настоящим именем; общественно было бы чрезвычайно важно твердить нашей полуграмотной интеллигенции (с включением сюда многих «проф.») о незаконности экстраполяций, на которых зиждется обычно мнимое знание».
По-разному относились к экстраполяции П.Л. Капица и С.П. Королев.  Метод экстраполяции академик П.Л. Капица  использовал при рассмотрении вопросов будущего науки. С.П.  Королев  считал, что человеческое сознание, сформировавшееся в земных условиях, еще не готово для решения проблем космоса, и традиционными (экстраполяционными) методами задачу освоения космоса не решить. В своей деятельности С.П. Королев там, где возможно, использовал  экстраполяционные  методы, отказываясь от них в критические, бифуркационные моменты.

 

Мотивация и ретроспективный анализ

Ретроспективный анализ, по сути, представляет собой историю проблемы, окрашенную мотивацией решений и действий, предшествовавших тому или иному событию. Так, «ошибка» А.Д. Сахарова, включившего в ТТЗ на ракету Р-7 вес ядерного заряда около 3 т, мотивировала С.П. Королева  к созданию ракеты-носителя с модернизационным ресурсом, не исчерпанным до сих пор. Главной мотивацией исследований по жидко-реактивным двигателям и созданию   пороховых (твердотопливных) ракет в 1933-1944 гг.   стала необходимость увеличения скорости и вооружение авиации. Кроме того, ракета считалась наиболее  эффективным средством доставки  при возможном использовании химического оружия (на опыте первой мировой войны). Создание немцами ракеты ФАУ-2 поставило точку в выборе  носителя атомного заряда. «Презентация» Н.С.Хрущеву старта ракеты Р-11ФМ с подводной лодки во Владивостоке в 1959 г.   стала определяющим мотивом при принятии решения об использовании баллистических ракет в качестве основного стратегического оружия подводного флота СССР, а не крылатых ракет В.Н. Челомея. Морские ракетчики помнят ожесточенные баталии по поводу того, какой быть ракете для подводной лодки — твердотопливной или жидкостной.  Запуск Р11-ФМ и эксперименты американцев с ракетой «Юпитер» однозначно решали вопрос в пользу твердотопливной БР. Но мы пошли другим путем. Первая баллистическая ракета для подводного флота Р-11ФМ представляла собой глубокую модернизацию немецкой ракеты «Вассерфаль», вначале модернизированную в сухопутную ракету Р-11, а затем и во флотскую. Для С.П. Королева это была экспериментальная работа, подтвердившая его убежденность в непригодности ракеты с агрессивными компонентами топлива для пилотируемой космонавтики и подводного флота. К флотской тематике после той работы С.П. Королев больше не возвращался.

В 1960-е гг. для ВМФ вряд ли можно было предложить что-нибудь лучшее, чем малогабаритная межконтинентальная баллистическая твердотопливная ракета длительного хранения с почти мгновенной готовностью к пуску  из-под воды с подвижного невидимого носителя. Но в отличие от американских руководителей вооружения ВМС наши адмиралы не смогли отстоять решение о целесообразности использования на ПЛ твердотопливных ракет, хотя на ленинградском «Арсенале» работы по этому направлению проходили вполне успешно. Принятие стратегического решения о создании жидкостных ракет для подводных лодок часто мотивируют тем, что состояние твердотопливного двигателестроения в начале 1960-х гг.  не позволило создать твёрдотопливную ракету для флота. Но вот что пишет адмирал Ф.И.Новоселов, бывший  заместитель главкома ВМФ  по вооружению: «Во второй половине 1960-х гг. в стране были достигнуты серьезные результаты по смесевому твердому топливу и неметаллическим материалам для корпусов ракет» (ПК 8.06.2004 г.).   Твердотопливное двигателестроение обеспечило ракеты С.П.Королева надежными двигателями, а создание твердотопливных ракет для флота было остановлено.
Это стало началом трагедии нашего ВМФ, продолжение которой приходится наблюдать и сегодня. Мотивация чехарды  решений и правительственных постановлений   по этой проблеме до сих пор не известна.
Основой отечественного подводного ракетостроения стала перманентная модернизация жидкостных ракет.   За полвека в СССР было разработано и принято на вооружение 8 ракетных комплексов с ЖРД для подводных лодок: Д-1, Д-2, Д-4, Д-5, Д-9, Д-9Р, Д-9РМ. Ряд комплексов прошли опытную эксплуатацию, но на вооружение приняты не были (4К-18). На них было осуществлено более 12 модернизаций. За те же полстолетия в ВМС США на вооружение было принято всего три ракетных комплекса: «Поларис», «Посейдон» и «Трайдент», и осуществлено три модификации: «Поларис- А2» и -А3 и «Трайдент-2». Ракетный комплекс состоит из ракеты и её носителя — атомной подводной лодки. Ряд модификаций ракеты требует серьезной доработки лодочных систем, обеспечивающих безопасное хранение, транспортировку, регламентные работы, пуск ракет. После очередной модификации ракеты системы  лодки, зачастую, оказываются жёстко привязанными к модифицированной ракете, что резко снижает боеготовность флота. При прекращении изготовления ракет данного типа, лодка, в тысячу раз превосходящая по стоимость ракеты,  остаётся без вооружения и списывается раньше завершения эксплуатационного срока. Анализ мотивации модернизации позволяет оценить оставшийся  модернизационный ресурс. В ряде случаев  завышенная оценка создаёт опасность принятия необоснованных стратегических решений.  Так как испытания модернизированного изделия, как правило, не предусматриваются,  то отсутствуют и  знания о новых условиях работы системы.  Поскольку перманентная модернизация ракет с ЖРД серьезных сбоев до сих пор не давала  и с тактических позиций представлялась эффективной, вероятно это и  послужило основанием для принятия решения об использовании метода модернизации  и для создания твердотопливной  ракеты  морского базирования как модернизированной наземного базирования.

 

Модернизация твердотопливных ракет

В истории твердотопливного ракетостроения примеров успешной модернизации твердотопливных ракет нет, тем более, модернизации ракет наземного базирования (типа транспортной системы «Тополь»)   в ракету морского базирования («Булава -30»).  Американские БР «Минитмен» имели две модернизации, связанные с новой элементной базой системы управления. БР «Поларис А-3» являлась экспортным вариантом «Полариса» для ВМС Великобритании. К этому перечню модернизаций можно добавить «Трайдент-2», и всё. Жидкостные же ракеты имели десятки модификаций. Вопрос: почему твердотопливные ракеты не имеют модернизационного ресурса, требуют дополнительного детального  изучения.
О том, что у «Тополя» отсутствуют модернизационные запасы и инновационная составляющая для дальнейшего прогресса в варианте ракеты морского базирования, известно было и руководству МИТа, в кооперации с которым работает Свердловское НПО автоматики Н.А.Семихатова, создавшее системы наведения для первого ПБРК «Темп-С» МИТ и всех БР ПЛ В.П.Макеева («НВО» № 1, 2009).

 

Дезинформация – фальсификация

Если в ретроспективном анализе отсутствует документально подтвержденная информация, с высокой долей вероятности можно ожидать в нём элементы фальсификации. Для выяснения истины требуются подлинные документы, так как ничто не уводит  исследователя дальше  от истины, чем предубеждение. Всплывающие через годы документы расставляют всё на свои места, но порождённые сиюминутными событиями мифы продолжают влиять на принимаемые решения.
Из отечественной истории иногда  выпадают не  только результаты достижений зарубежного опыта, но и отечественные проекты, создатели которых по тем или иным причинам не пришлись по нраву влиятельным оппонентам этих проектов или политическому руководству. Так произошло с проектом ракеты «Н-1» С.П. Королева, документация и задел работ со всеми «ноу-хау» по которому были уничтожены.

Почему российские АПЛ до сих пор вооружены жидкостными ракетами? Страна имела серьезный научный задел по ЖРД еще до войны. Большую роль сыграло ознакомление после Великой Отечественной войны с результатами работ по БР, проводимых в Германии, и усилия ученых и конструкторов страны были сосредоточены на создании БР на ЖРД. Флот тоже вынужден был согласиться на размещение на ПЛ ракет с ЖРД, т. к. других просто не было. Но поиск путей создания БР с РДТТ продолжался» (Ф.И. Новоселов, ВПК 8.06. 2004 г.).

Тем не менее, создание «Катюши» в 1942 г. говорит о том, что  «страна имела серьезный научный задел»  по твердому топливу.

Решение о начале работ по МБР «Булава» было принято в конце 1990-х гг. Приверженность министра обороны И.Д. Сергеева к МИТовским ракетам «Тополь», участие министра экономики Я. Уринсона в делах московского института теплотехники, стали не последним доводом в решениях по «Булаве».

Вот такое информационное обоснование находилось в истоке мотивации принятия решений по проблеме, определяющей государственную политику на десятилетия, соизмеримую по стоимости с годовым бюджетом страны.

[mailpoet_form id="1"]

Добавить комментарий

50 + = 57