Яндекс.Метрика

Последний пуск Н-1

n-1

Целью четвертого запуска сверхмощной ракеты-носителя Н-1 был вывод на окололунную орбиту беспилотного корабля. Многие системы ракеты были модифицированы с учетом предыдущих аварийных пусков. Диаметр первой ступени уменьшился, однако весить ракета стала больше. Четвертый пуск Н-1 был осуществлен 23 ноября 1972г. Первые 107 секунд полет проходил нормально. За 7 секунд до отделения первой ступени по программе были выключены 6 из 36 двигателей для уменьшения ускорения и экономии топлива. Из-за резкого прекращения подачи топлива произошел гидродинамический удар, повлекший разрыв трубопроводов, пожар и взрыв 4-го двигателя. Как и при первых двух запусках, прошла команда на отключение двигателей и системы аварийного спасения корабля. После этого ракета была уничтожена по команде с Земли.

Хотя был подготовлен 5-й пуск Н-1, программа была закрыта. По программе было построено около 10 ракет. Официальным поводом прекращения испытаний явилось отсутствие достаточно тяжелых полезных нагрузок, соответствующих грузоподъемности этого носителя. С точки зрения такой науки, как надежность, результаты первых четырех пусков системы «наука», так расшифровывали аббревиатуру «Н-1», следует считать  выше, чем результаты первых пусков «Протонов».

9

Сверхтяжелая ракета-носитель для лунной программы Н1-ЛЗ

В 1990г. в  № 12  серии  «Космонавтика. Астрономия» (изд. «Знание») Главный конструктор нашего лунного проекта и ракеты Н-1 Василий Павлович Мишин так пишет о причинах  нашей национальной космической трагедии.

«Могли ли мы осуществить высадку космонавтов на поверхность Луны раньше США? Почему мы вообще не осуществили такую экспедицию? Мне кажется, что теперь настало время, когда на эти вопросы можно ответить прямо и ясно.

Ответ на первый вопрос – не могли. И вот почему.

Во-первых, США в то время обладали более высоким научно-техническим и экономическим потенциалом, чем наша страна.

Во-вторых, в США программа «Сатурн–Аполлон» была общенациональной, приоритетной программой, которая должна была восстановить престиж страны. Правительство США, пользуясь в этом вопросе поддержкой всего народа, смогло выделить необходимые материальные и финансовые ресурсы на осуществление этой программы. Мы же таких средств выделить не могли.

В-третьих, завороженные первыми (и бесспорными) успехами в космосе (запуск первых советских спутников, полет Ю.А. Гагарина и т.д.), мы недооценили вызов, сделанный президентом США Д. Кеннеди в 1961г. В нашей стране до 1964г. работам по высадке лунной экспедиции должного внимания не уделялось. Приоритетом у Н.С. Хрущева пользовались работы Главного конструктора В.Н. Челомея по облету Луны (без высадки на ее поверхность) на базе разработанной им  ракеты-носителя УР-500, названной потом ракетой-носителем «Протон».

В США специальной программы работ по облету Луны не было. Облет Луны американскими астронавтами был в самом начале запланирован как этап работ по осуществлению экспедиции на ее поверхность. Все усилия США были направлены на выполнение единой программы «Сатурн-Аполлон».

В-четвертых, мы недооценили научно-технические трудности осуществления подобной экспедиции. Так, в частности, приуменьшалось значение наземной отработки ракетно-космического комплекса, требующей создания дорогостоящей экспериментальной базы, включающей стенды для проведения огневых испытаний двигательных установок ракетных блоков. Да и денег на развертывание такой базы у нас не было.

Все эти и другие причины, связаны, в частности, с особенностями того периода истории нашей страны, объективно противодействовали осуществлению лунной экспедиции и обусловили наше отставание в этом направлении от США...

Я  не хочу, чтобы читатели поняли, будто я пытаюсь снять с себя как с Главного конструктора ответственность за отдельные ошибки, допущенные (в том числе и лично мной) при работах по Лунной программе.

Не ошибается тот, кто ничего не делает. Мы, приемники Королева, делали все, что в наших силах, но этих сил оказалось недостаточно».

Так прекратила свое существование лунная программа С.П. Королева. Многие считали, что, проживи он подольше, наши космонавты были бы на Луне. Может быть. Однако справедливости ради, с учетом судеб таких проектов, как «Нова», Сатурн-5»,
Н-1, «Энергия», можно утверждать, что такие сверхмощные ракеты, созданные по технологии 50-60-х годов, бесперспективны для современных и будущих космических проектов. Для развития космонавтики необходимы новые энергетические технологии. В данном случае, хотя техника и обогнала науку (до сих пор нет общей теории жидкостных ракетных двигателей), но  прогресс остановился, так как  наука  не дошла еще до задач, которые она могла бы поставить перед этой техникой.

Как пишет Я. Голованов в своей книге «Королев», В.Н. Челомей, якобы, считал С.П. Королева необразованным человеком. Побольше бы таких «необразованных»,  которых наука догнать не могла. Ведь известно, что в запуске Первого искусственного спутника Академия наук почти не принимала участия и не понимала,  для чего это надо.

Окончательное решение о прекращении работ по ракете Н-1 было принято 13 августа 1974 г. В.П.Глушко по «молчаливому» указанию сверху.

В.П. Мишин скажет: «Прошло много лет, но до сих пор я не могу понять причин запрещения запусков двух собранных ракет-носителей «Н-1» с новыми двигателями. Ведь все было подготовлено для их запуска… А ведь опыт запуска этих ракет-носителей дал бы материал для новых разработок. Этот необдуманный шаг принес колоссальный урон стране. Трудно было объяснить людям, чьим трудом это все создавалось, почему все пустили «под топор». Вероятно (по мнению автора) те, кто пустил все «под топор», больше всего боялись успехов этих пусков, т.к. тогда еще раз подтвердилась бы гениальность С.П.Королева, а им это очень не хотелось.

Лучше, чем сказал В.С. Сыромятников, не скажешь: «Восемь лет спустя после смерти Королева (Д.М.) те, кто в начале 60-х предавал Королева и его дело, окончательно погубили осиротевшую несчастную ракету Н-1».

Может быть, кое-что прояснит запись в дневнике Н. Каманина от 2 февраля 1965г: «Вечером я доложил Главкому о намечаемых нами мерах по улучшению планирования работы космонавтов. Вершинин согласился с нами, но предупредил: «Не нажимайте на Луну». Он сказал, что на последнем заседании коллегии МО маршал Малиновский заявил буквально следующее: «Мы не можем и не будем заниматься сверхмощными космическими носителями и полетами на Луну, пускай этими делами занимается Академия наук...». Я ответил Вершинину, что это высказывание Малиновского не ново и что оно характерно для его позиции в космических делах, но нам, тем не менее, необходимо резко активизировать участие организаций ВВС в освоении Луны. Вершинин при мне переговорил по телефону с маршалом Крыловым, они договорились вместе защищать перед Малиновским необходимость наращивать усилия военных в космосе».

Напомним. Первый старт ракеты Н-I состоялся 21 февраля 1969г. Хотя нормальный полет продолжался только 82 сек., можно было сделать вполне определенный вывод о правильности технических решений по конструкции ракеты и ее основных агрегатов, эффективности производства и эксплуатационных служб. Однако разработчиков преследовали неудачи: последующие три пуска были аварийными — 3 августа 1969г. авария на 8-й секунде полета, взрыв ДУ, пожар на стартовой площадке; 27 июня 1971г. — авария на 66-й секунде полета, потеря устойчивости; 23 ноября 1972г. — авария на 106-й секунде полета.

22 мая 1974г. разработка ракеты Н-I была прекращена.

Решение о прекращении работ по Н-1,  по словам Б.Чертока, приняли три человека – член Политбюро ЦК КПСС Д. Устинов, Президент Академии наук М. Келдыш и министр общего машиностроения С. Афанасьев (страна должна знать своих героев), т.е. те, кто 15 лет до этого ставил задачу перед С. Королевым и торопил его.  1000 специалистов оказались без работы.

После смерти С.П. Королева военно-политическое руководство страны приняло решение о сворачивании работ по Н-1. Вот, как пишет об этом  В.П. Мишин в книге «Дороги в космос» (М.: МАИ, 1992): «…  решение по прекращению работ было принято в первой половине 1974г. Одновременно с этим неожиданно, без каких-либо консультаций, используя бюрократический-командный принцип, Устиновым, Смирновым, Афанасьевым было принято решение о прекращении всех работ по ракетоносителю Н-1 (по его модификации) и уничтожению задела, в том числе двух комплектов собранных ракетных блоков, подготовленных к летно-конструкторским испытаниям. Если решение о прекращении работ по лунной тематике можно было как-то оправдать, то прекращение всех работ по ракетоносителю Н-1 и, особенно по его модификации, мягко сказать, было ошибкой. И вот почему.

Пуски двух ракетно-космических комплексов с ракетоносителем Н-1 с модернизированными двигателями и головными блоками, с макетными лунными ракетными комплексами дали бы возможность проверить в летных испытания правильность проведенных мероприятий по повышению надежности, живучести подобных ракетоносителей.  При пусках этих комплексов могли быть получены дополнительные экспериментальные данные о новых, еще мало изученных явлениях, встретившихся при предыдущих запусках ракет, тяжелых ракетоносителей из-за масштабного эффекта. Их пуски дали бы возможность разрабатывать в течение нескольких лет тяжелые ракетоносители, выводящие на орбиту искусственного спутника Земли полезную нагрузку массой 90-100 т. На базе ракетоносителя Н-1 можно было создать ракетоносители с использованием ЖРД на жидком водороде и жидком кислороде на ракетных блоках Б, В-1, выводящих на орбиту полезную нагрузку массой более 100 т.

Принимая решение о дальнейшем направлении развития ракетно-космической техники, нужно было, прежде всего, определить долговременные цели и задачи, которые она должна решать в интересах науки, народного хозяйства. Эти цели и задачи должны были определять средства ракетно-космической техники. Этого не было сделано. И было принято решение о создании по образу и подобию многоразовой транспортной системы США «Спейс Шаттл» на базе керосино-кислородного ЖРД большой тяги, который разрабатывало ОКБ, возглавляемое Глушко, и кислородно-водородного ЖРД, разрабатываемого главным конструктором Конопатовым».

Так начиналась 15-летняя история создания нашей новой сверхмощной ракеты «Энергия».

Пройдет 15 лет, и С.Горбачев прекратит работу по «Бурану».  Десятки тысяч специалистов переквалифицируется в челночников. А еще через 20 лет  «Роскосмос» заявит о катастрофическом положении с кадрами.

Подобная ситуация является классическим примером как, кажущиеся политикам и военным разумными тактические решения оказываются стратегически  бесперспективными.

Подпишитесь на нашу рассылку

Добавить комментарий

  1. Ален

    Прожив в Байконуре 44 года, застал периоды подъёма и упадка обоих программ... очень печально и больно было наблюдать, как десятки тысяч людей становились мусором...

     

     

    Ответить
    1. admin автор

      Спасибо за комментарий, Ален. Может быть, у Вас есть воспоминания или какие-либо документы, фотографии о Байконуре? Вы могли бы опубликовать их на нашем сайте.

      С уважением, Е.Сафронов

      Ответить