Яндекс.Метрика

Суборбитальный полет «Союза 18-1»

Lazarev-i-Makarov

Сообщение ТАСС

«В ЦЕНТРЕ УПРАВЛЕНИЯ ПОЛЕТОМ»

5 апреля 1975г. был произведен запуск ракеты-носителя с пилотируемым космическим кораблем «Союз» для продолжения экспериментов совместно со станцией «Салют-4». На борту корабля находился экипаж в составе: Лазарева В.Г и Макарова О.Г. На участке работы третьей ступени произошло отклонение параметров движения ракеты-носителя от расчетных значений, и автоматическим устройством была выдана команда на прекращение дальнейшего полета по программе и отделению космического корабля для возвращения на землю. Спускаемый аппарат совершил мягкую посадку юго-западнее города Горно-Алтайска. Поисково-спасательная служба обеспечила доставку космонавтов на космодром. Самочувствие космонавтов хорошее».

Отметим, что в советской практике корабль получал номер лишь после успешного выхода на орбиту. Этот «Союз» должен был стать восемнадцатым. Однако, совершив вынужденный суборбитальный полет, он так и остался без номера. Тем не менее, ему был присвоен международный классификационный номер 19750405F, после чего у нас его стали именовать «Союз-18-1». «Союзом-18» стал корабль, запущенный 24 мая 1975г. с П. Климуком и В. Севастьяновым на борту.

То, что произошло на площадке 1 космодрома Байконур 5 апреля 1975г. было, с одной стороны, аварией, а с другой, прямой проверкой системы спасения космонавтов в самый ответственный период — период запуска ракеты-носителя. РН была «Союз». В момент запуска вес корабля составил 6830 кг. Весь полет длился 21 мин.27 сек. Особенностью полета было то, что при посадке космонавты вынуждены были выдержать более 10-кратную перегрузку. Спускаемый аппарат приземлился на заснеженном склоне горы, на краю обрыва.

Прошло 25 лет. Вот как описывает тот полет О. Макаров: «Старт...Шум...Вибрация. Все штатно, и мы в предвкушении интересных событий ждем выключения второй и запуска третьей ступени. Внезапно двигатель смолк. Машину закрутило, сработала САС и оборвалась связь с Землей. Мы пытались сообразить, чем все закончится. После отказа двигателя было примерно 400 секунд невесомости, после которых навалилась перегрузка более 10 g. Стало уходить зрение, и мы могли потерять сознание, и мы сопротивлялись. А когда было совсем тяжело, мы просто орали. Это было сочетание школы и стресса. Знания дают приказ мозгу – и организм работает как по инструкции.

Все длилось не более 5 минут. Перегрузка быстро росла, а потом стала падать. Первым желанием после перегрузки было вздохнуть полной грудью. Я подумал о том, сколь сильна же мать-природа и как хорошо нас жахнуло.

Как ни странно, никаких последствий на наши организмы перегрузка не оказала. Только на Земле мы обнаружили, что наши спины были мокрыми от пота».

В то же время необходимо отметить, что на Земле в центрифуге у космонавтов после 8g появлялись кровоизлияния на спине. Такова цена славы наших космонавтов.

Подпишитесь на нашу рассылку

Добавить комментарий