Яндекс.Метрика

Космическая свадьба и земной развод

T-i-N

3 ноября 1963г. в час дня свадебный кортеж  с женихом  А. Николаевым  и невестой  В. Терешковой прибыл в Дом приемов Правительства СССР. На свадьбу космонавтов было приглашено около 200 человек. Свадьба транслировалась по всесоюзному радио. Трансляция была прекращена после ряда «эмоциональных» тостов Н.С. Хрущева, который подарил новобрачным 4-х комнатную квартиру площадью около 100 квадратных метров в правительственном доме по адресу Кутузовский проспект, дом 30/32 , квартира 1013А. Спустя некоторое время у них родилась дочка Алена.  В 1978г. В. Терешкова встречает полковника медицинской службы Ю.Г. Шапошникова и уходит к нему. 

       Сейчас В. Терешкова руководит Центром по научному и культурному сотрудничеству с зарубежными странами при правительстве. Николаев А.Г. работает в Госдуме, а Алена – врач. У нее подрастает сын – внук космонавтов. 

       Известно, что Н.С. Хрущев насильно поженил В. Терешкову и А. Николаева, а вот согласие на развод ей пришлось получить лично от «дорогого Леонида Ильича Брежнева». Сейчас, даже трудно представить, сколько сил нужно было, чтобы пробить такое решение! Как же – разрушалась такая показательная пара. Но Валя была влюблена! Они встретились 1978 г., когда был снова объявлен набор в отряд космонавтов, и Терешкова проходила медкомиссию в надежде снова полететь в космос. Юлий Шапошников в то время работал в Военно-медицинской  академии и был в комиссии врачей, проверявших здоровье космонавтов.

      Все, кто видел Валентину и Юлия вместе, говорят: сразу было видно, это два влюбленных друг в друга человека. Они прожили вместе 20 лет. Шапошников вскоре стал директором Центрального института травматологии и ортопедии, дослужился до генерал-майора. В 1999-м Юлий Георгиевич ушел из жизни.

 

N-i-T

 

      4 ноября 2003г. в газете «Трибуна» (Москва), №196 была напечатана статья «Будем решать вопрос об их свадьбе...» о подробностях этого события:  «Исполнилось сорок лет со дня создания первой «космической» семьи.

         В августе этого года все издания мира старались опередить друг друга, рассказывая о первой свадьбе в космосе между российским космонавтом Юрием Маленченко и гражданкой Америки Екатериной Дмитриевой. Но вообще-то здесь есть большая натяжка. Самыми первыми «брачующимися» были советские космонавты Валентина Терешкова и Андриян Николаев, зарегистрировавшие свой брак ровно 40 лет назад.

Так получилось, что этот брак оказался не слишком удачным, во всяком случае, сама Валентина Владимировна не любит вспоминать о нем, да и космонавт-3 Николаев на эту тему немногословен. Тому есть объяснение — и житейские, и научные. Жизнь первой космической пары, прожившей вместе несколько лет и тихо распавшейся, была кошмаром: еженедельные медицинские осмотры, тесты, анализы... В 1966 г. у них родилась дочь Елена, но это не принесло радости семье. Терешкова сама была инициатором развода, долго при этом мучилась и переживала. В те времена партийные органы отрицательно относились к любым разводам, а тут такой случай — первая звездная пара! Они были на виду у всего мира. «Благословение» на развод пришлось просить лично у Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева.

Сколько было в браке Терешковой и Николаева любви, а сколько — политики, сейчас выяснить трудно. Возможно, проливают свет на обстоятельства 40-летней давности дневники Николая Каманина, руководившего в то время Центром подготовки космонавтов...

7 октября.

Вчера лондонские газеты сообщили о предстоящей свадьбе Николаева и Терешковой. Я вызвал Андрияна и объяснил ему, что откладывать свадьбу на конец года нельзя. На декабрь Венгрия пригласила Николаева и Терешкову, имея в виду, что к этому времени они уже оформят брак. Я сказал Николаеву, что он еще ничем не связан и может отказаться от брака, но дальше тянуть нельзя — он ставит Валю в очень неудобное положение. Я не понимаю, почему Николаев тянет дело с оформлением брака. Я раз пять разговаривал с ним на эту тему, и каждый раз он уходил от прямого ответа. Первое время он пытался объяснить свое поведение загруженностью учебой, потом намекал на то, что якобы «Валя невыдержанна, и ее еще нужно воспитывать», а вчера он объяснил затяжку со свадьбой заграничными поездками Терешковой. Я сказал ему, что планы поездок расписаны уже до мая 1964 г., и самый большой перерыв будет с 28 октября по 10 ноября 1963 г.

29 октября.

Был у Главкома и доложил ему, что завтра Терешкова и Николаев будут у меня и выскажут свои соображения о сроках и месте их предстоящего бракосочетания. Я сказал Главкому, что, по-видимому, эту свадьбу нельзя провести по-семейному, так как она интересует весь мир. Необходимы серьезная подготовка к свадьбе и решение ЦК КПСС о масштабе празднования и уровне ее участников. Главком, Руденко и Рытов согласились с моими соображениями, но заявили, что конкретные разговоры с начальством будут вести только после официального доклада Николаева и Терешковой об их согласии на брак. На завтра я вызвал Терешкову и Николаева к себе: будем решать вопрос об их свадьбе.

30 октября.

Только что (в 16.30) от меня ушли Николаев и Терешкова, приезжавшие доложить о своем решении вступить в брак. Мы зашли к маршалу Вершинину, Андриян и Валя объявили Главкому о своем намерении оформить брак 2 ноября. Главком сказал: «Молодцы!» и добавил, что доложит об этом событии Малиновскому, Брежневу и Хрущеву.

Я уверен, что Н.С. Хрущев развернет это празднество в большое политическое событие, и это правильно: весь мир будет наблюдать первую «космическую» свадьбу. Вершинин, Рытов, Терешкова, Николаев и я сфотографировались в кабинете Главкома на память об этом предсвадебном разговоре.

31 октября.

Сегодня утром я и Рытов разговаривали с Брежневым по поводу предстоящей свадьбы космонавтов. Мы доложили ему наши планы: устроить свадьбу в ЦДСА 2 ноября в 17-18 часов, пригласить на нее 250-300 человек, все мероприятия провести на средства космонавтов. Кроме того, мы напомнили Брежневу разговор Хрущева с космонавтами на трибуне Мавзолея в день встречи Быковского и Терешковой. Тогда на замечание Гагарина: «Их (Николаева и Терешкову) нужно прямо с трибуны отправить во Дворец бракосочетания» — Хрущев сказал: «Я не имею права послать их туда, пускай сами решают этот вопрос, но если даже вы меня не пригласите на свадьбу, то я все равно приеду». Брежнев обещал доложить наши соображения Хрущеву и после этого позвонить нам. Он намекнул, что, возможно, свадьба состоится 9 ноября в Доме приемов и за счет государства.

Сейчас уже 16 часов, но звонка от Брежнева все еще нет, и это «режет нас без ножа». Для того чтобы провести такое мероприятие, необходимо выдать массу распоряжений, но мы пока связаны по рукам и ногам. Остается двое суток, будет большой переполох и штурмовщина.

В 14 часов ко мне заходила Терешкова. Она ездила в ателье Совета Министров на примерку свадебного платья и осталась им довольна.

1 ноября.

Главком не звонит — значит, решения Хрущева до сих пор нет. Тяжело и неприятно участвовать в подобных мероприятиях, когда на принятие решения отводятся сутки, а на исполнение — часы.

2 ноября.

Вчера в 18.00 мне передали решение Хрущева о том, что ЦК КПСС и правительство СССР проводят свадьбу Терешковой и Николаева 3 ноября в 13.00 в Доме приемов на Воробьевском шоссе, дом 42. Общее количество участников определено в 180-100 человек. Расходы на организацию — за счет правительства, а приглашение на свадебный пир — от имени космонавтов. Сегодня в 9.30 ко мне приехали Валя и Андриян со списком приглашенных на свадьбу. Мы довольно быстро согласовали список и пошли к Главкому договариваться по всем вопросам предстоящей церемонии. Было решено, что невеста и жених приезжают во Дворец бракосочетания в 11.40, а в Дом приемов — к 13.00. После правительственного приема по случаю бракосочетания космонавтов торжества будут продолжены с 19.00 в городке космонавтов, а потом — на квартире жениха. Валя все время «мужественно» улыбалась, но я-то знал, что она еле держится, что нервы ее напряжены до предела. В 13.30 я, Рытов и Миронов, начальник отдела ЦК, были у Брежнева. Я доложил Леониду Ильичу список приглашенных, образец билета, протокол всей церемонии во Дворце бракосочетания и на балу. Брежнев согласился со всеми нашими предложениями, только вычеркнул министров и членов Президиума ЦК, сказав, что от руководства будут лишь Хрущев, Брежнев и, возможно, Микоян.

Желающих попасть на эту свадьбу были миллионы, тысячи имели на это право, а попали только 200 человек. Все обиженные считают, что виновником их «несчастья» является Каманин. Сегодня у меня появилось столько врагов, что можно ожидать и неприятностей по службе. Из списка пришлось вычеркнуть и министров, и маршалов, и друзей.

3 ноября.

День свадьбы Терешковой и Николаева.

В 8.30 к нашему подъезду подъехали две «Чайки», и мы с Мусей отправились на Чкаловскую к жениху и невесте. Муся пошла к Вале, а я — к Андрияну. Они уже встали и одевались, хотя легли спать в 4 часа ночи. В 10.50 невеста и жених сели в первую «Чайку», мать и брат Вали, мать Андрияна, Муси и я сели во вторую «Чайку», а за нами на «Волгах» поехали Гагарины, Титовы, Быковские, Карповы и Никерясовы. В 11.40 свадебный кортеж прибыл к Дворцу бракосочетания на улице Грибоедова. После завершения регистрации брака новобрачных поздравили председатель Моссовета Промыслов, от ЦК ВЛКСМ — Саюшев и Журавлева, от Министерства обороны — я, а затем их поздравляли родственники, друзья и земляки.

Ровно в 13 часов свадебный кортеж прибыл в Дом приемов, а через несколько минут туда приехал Н.С. Хрущев. После того как все гости заняли свои места за столами, появились жених и невеста в сопровождении Хрущева.

Никита Сергеевич, открывая празднество, сказал: «Свадьба — дело особое, живое, молодое, задорное, и мы решили, чтобы на свадьбе было поменьше стариков». Потом произносили речи и тосты Гагарин, Журавлева, Келдыш, Малиновский, Ворошилов, секретари Чувашского и Ярославского обкомов КПСС. Еще несколько тостов (за родителей, за родственников, за ученых и конструкторов, за военных) произнес Никита Сергеевич. Затем новобрачные вместе с Хрущевым обошли всех гостей. Подойдя ко мне, Никита Сергеевич поздравил с «космической» свадьбой и добавил: «Это ты, Каманин, виновник всех торжеств». Да, конечно, если бы не было первого полета женщины-космонавта, не было бы и «космической» свадьбы. А идея послать женщину в космос — это моя идея, решение послать в полет Терешкову — это тоже мое решение, оформленное протоколом Госкомиссии. Здесь, в дневнике, я могу записать, что Терешкову — как самую известную женщину мира — создал я. И я горжусь своим созданием: она имеет полное право на всеобщую любовь и уважение.

В 15 часов ко мне заезжали Терешкова и Николаев. Кажется, они довольны друг другом, уверяют, что выспались и чувствуют себя хорошо.

5 ноября в 11 часов я с Николаевым и Терешковой ездил смотреть их новую квартиру в Москве (Кутузовский проспект, дом 30/32, квартира 1013А). Район отличный, подъезды к дому хорошие. Дом выстроен для крупных работников ЦК КПСС, некоторые квартиры состоят из 7-8 комнат, 1013-я квартира семикомнатная, ее разделили на две части. Квартира Николаевых, подаренная им Хрущевым, имеет 4 комнаты общей площадью около 100 квадратных метров со всеми удобствами. Молодые остались довольны подарком, высказали свои пожелания по окраске комнат и попросили закончить ремонт к 20 ноября.

* * *

Из досье «Трибуны»

— Валентина Терешкова — первая в мире женщина-космонавт. С 1994-го возглавляет Российский центр международного, научного и культурного сотрудничества при правительстве РФ. Она — один из лидеров «Партии жизни». Кратер на Луне назван ее именем, а недавно Международная женская ассамблея Великобритании присвоила Терешковой титул «Женщина века».

Подпишитесь на нашу рассылку

Добавить комментарий