Яндекс.Метрика

Космонавтика ХХ века

Gagarin

         ХХ-й век в истории человечества войдет как век выхода человека в космос, первого посещения Луны и запуска своих АМС в бесконечные просторы Вселенной. При изложении истории космонавтики ХХ века обычно ориентируются на даты запусков первых ракет, спутников, космонавтов и т.д. Однако эти события являются результатом предыдущей деятельности ученых, конструкторов и инженеров. Логично рассмотреть периодизацию космонавтики 20 века с точки зрения мотивации деятельности, которая привела к тем или иным результатам. С этих позиций представляется возможным выделить следующие 6 основных этапов развития космонавтики ХХ века.

 

 

1. Период теоретического осмысления космических полетов.

         Историю космонавтики в начальном ее периоде связывают с созданием и развитием пороховых ракет или, как их называли, конгревовых ракет. Такие ракеты были на вооружении русской армии в 1803г. В 1908г. на Охтинском морском полигоне инженер-полковником Герасимовым была предпринята попытка запуска пороховой ракеты с пускового стола, но она закончилась неудачно. В период с 1910-12гг. проводятся интенсивные работы по созданию различного типа пороховых ракет. Одновременно учеными всего мира велись теоретические разработки возможности использования ракет с ЖРД для полетов в космос. 

В период 1890—1930 гг. такими энтузиастами как: М.М.Поморцев,  Н.И. Кибальчич, К.Э. Циолковский, Вальтер Гоманн, Г. Оберт, Н.И. Тихомиров, Ф. Цандер, Р... Эно-Пельтри, Р. Годдард, Г.Э. Лангемак, Ю.В. Кондратюк и многих других в России, Германии и Америке разрабатывались теории и выдвигались гипотезы о путях решения проблем межпланетных полетов, которые не только получили блестящее подтверждение во второй половине ХХ века, но и стали базовыми для развития космонавтики и остаются таковыми и сейчас. К таким решениям можно отнести следующие:

— Гипотеза, что кислородно-водородные и кислородно-керосиновые  ЖРД наиболее эффективны при создании ракет для полетов в ближнем космосе. /К.Э. Циолковский, Г.Оберт/.

— Схема полета на Луну, принятая американцами при полете по проекту «Аполлон». /Ю.Кондратюк, Г.Оберт/

— Конструкция составной ракеты и пакетный вариант.  /Циолковский, Цандер/.

— Схема самолета-ракеты со складывающимися крыльями /Цандер/.

— Использование астероидов для промежуточных станций при  космических полетах. /Циолковский/.

Как видим, на этом этапе российская научная мысль занимает лидирующее место в мире, что и обеспечило в основном лидерство СССР в освоении космоса в 1945—1965гг.

 

2.  1933-45 гг. Период первых ЖРД для баллистических ракет и  интенсивного развития авиационных  ЖРД.

               В 1919г. подписанием Версальского договора закончилась Первая мировая война. Германии было запрещено иметь артиллерию, и вооруженные силы были ограничены. Однако о ракетах ничего не говорилось. Вследствие этого в 1929г. в Германии в рамках военного ведомства создается отдел баллистических ракет. Первыми сотрудниками этого отдела стали два талантливых человека: как организатор — артиллерийский офицер  Дорнбергер, окончивший в 1930г. Высшую техническую школу в Берлине, и выпускник Берлинского университета Вернер фон Браун, который осуществлял техническое руководство. Так, в 1929—1930гг. началось формирование коллектива, который через 40 лет в 1969г. обеспечил высадку человека на Луну. К 1969г. над лунным проектом работало уже более полумиллиона человек, но костяк состоял из немецких специалистов, работавших еще в Пенемюнде. 3 октября 1942г. был произведен первый квалификационный пуск боевой баллистической ракеты ФАУ-2 или, как еще ее идентифицируют — А-4. Ракета А-4 имела ЖРД,  работавший на спирте и жидком кислороде. Ее длина — 14 м, вес около 13 т, несла боевой заряд около 1 тонны на расстояние до 300 км. С точки зрения космонавтики интересно то, что высота подъема составляла около 100 км.

       История создания ракеты А-4 описана во многих книгах со всеми политико-пикантными подробностями (вплоть до ареста Вернера фон Брауна гестапо, якобы, за предложение продать ракету французам). Однако при всем этом упущен один очень существенный момент. Известно, что первый «Агрегат №1» /А-1/ был создан в 1933, А-2 в 1934, А-3 в 1937, а уже в 1936г. Вернер фон Браун предлагает А-4. Если двигатель А-3 давал тягу всего 1500 кг /забегая вперед, скажем, что такую же тягу в 1942г. в СССР давали двигатели А. Исаева и А.С. Душкина — самолетные ускорители/,  то двигатель А-4 имел уже тягу 26 т. Если длина А-3 была 6,5 м, то А-4 уже около 14 м. Причем предложение создания А-4 производится в момент испытания А-3. Чем же вызван такой резкий скачок? Чудес не бывает. В 1936г. в городе подводного кораблестроения Киле (Германия) профессор химии Г.Вальтер, занимаясь созданием двигателей для подводных лодок без использования кислорода-воздуха, предложил жидкостный реактивный двигатель с межрубашечным охлаждением на компонентах топлива спирт и кислород. Именно этот двигатель Вальтера Браун использовал для ракеты А-4. Этот же двигатель В. фон Браун предложил фирме «Мессершмит» для скоростного истребителя «Ме-163».

           Двигатель Вальтера стал прообразом всех современных ЖРД для ракет-носителей. Год 1936 следует считать годом начала космического двигателестроения.

          А что же у нас в СССР? В советской истории космонавтики 17 августа и 25 ноября 1933г., когда были произведены первые пуски баллистических ракет инженерами МосГИРДа, являются знаменательными датами. В эти же дни создается Ракетный научно-исследовательский институт /РНИИ/, во главе которого стало руководство ГДЛ из Ленинграда. Вплоть до 1945-46 гг. в СССР работ по космонавтике не проводилось. Это вероятно можно объяснить следующим:

          — В период между двумя мировыми войнами в военных кругах наибольшей популярностью пользовалась военная доктрина итальянского генерала Дуэ, сущность которой заключалась в том, что войну выиграет тот, кто, используя бомбардировочную авиацию, уничтожит экономически важные центры противника. Однако бомбардировочной авиации была противопоставлена истребительная. Но в 30-е годы стало ясно, что винтомоторная авиация не может развивать большую скорость. Начался поиск ускорителей и, естественно, вышли на ускорители ЖРД. Одновременно планировалось разрабатывать беспилотные носители боевых зарядов на большие расстояния /по аналогии с ФАУ-1/. Здесь тоже обратились к ЖРД. В СССР это направление начал практически осуществлять С.П.Королев с двигателями В.П. Глушко. Надо отметить, что в 1933—1934гг. А.Костиков предлагал ЖРД с системой межрубашечного охлаждения, но так как в РНИИ основным направлением были отработка пороховых ракет и создание на их базе установки залпового огня, то дальше разговоров дело не пошло.

— Двигатели В.П.Глушко, разрабатываемые в ГДЛ и РНИИ, по своему прямому  назначению являлись авиационными ускорителями.

— Отвергнув разработки К.Э.Циолковского, Г.Оберта, Цандера и ряда других ученых о наиболее эффективном кислородно-водородном и кислородно-керосиновом топливе для ЖРД, В.П. Глушко решил, что наиболее эффективными будут ЖРД на агрессивных азотнокислотных компонентах топлива. К сожалению, это была ошибка  Глушко и его соратников.

— Немалый вред в развитие идей космонавтики и воплощение их в жизнь в СССР принесли репрессии 1937-38гг., в результате которых ведущие специалисты в этой области были расстреляны или оказались в лагерях и тюрьмах. Таким образом, к 1945г. ни один из проектов С.П.Королева /ракетоплан РП-318/, В.Ф.Болховитинова /БИ-1/, В.Челомея /аналог немецкой ФАУ-1/, ни проект самолета с ракетным двигателем А.Костикова дальше экспериментов не пошли. К 1945г. в СССР были  более-менее отработаны  авиационная ракетная установка /ускоритель/ С.П.Королева с двигателем РД-1Х3 В.П.Глушко и установка залпового огня пороховыми ракетами «Катюша». «Катюша» и двигатель РД - 1Х3  — это детища ГДЛ.  Подводя итог, можно сказать, что чисто космические разработки в СССР начались в 1946 г.  

 

3. 1945-60 гг. Период атомной гонки.

          Период с момента первого испытания американцами атомной бомбы 16 июля 1945г. по 10 января 1960г., когда головная часть королевской межконтинентальной ракеты Р-7 достигла акватории океана в районе Гавайских островов, можно назвать не только периодом атомной гонки, но и периодом полного торжества идей московских гирдовцев или (по Б. Раушенбаху) «спортивно-романтическим» периодом. Все силы и возможности СССР были брошены на создание атомного оружия и средств доставки его на межконтинентальные расстояния.

13 мая 1946г. Сталиным было подписано постановление о создании в СССР ракетной отрасли и подчинении ее министерству вооружения, которым тогда руководил будущий министр обороны и главный партийный руководитель нашими космическими проектами Д.Ф. Устинов. Через несколько дней после выхода этого Постановления С.П. Королев назначается руководителем отдела по развертыванию работ над баллистическими ракетами. По приказу Устинова в период до 1948г. в СССР необходимо было  создать боевую ракету с непременным условием: она должна быть полной копией немецкой ФАУ-2. Такой подход к резкому подъему научно-технического уровня отрасли использовался при создании бомбардировщика Ту-4 /полная копия американского Б-29/ и при создании атомной бомбы. 18 октября 1947г. с еще строившегося космодрома Капустин Яр была запущена первая ФАУ-2, собранная из готовых частей и деталей, вывезенных из Германии, а 10 октября 1948г. С.П.Королев осуществляет пуск первой полностью сделанной в СССР боевой ракеты Р-1 (копия ФАУ-2).

29 августа 1949г. Советский Союз производит свой первый атомный взрыв. Таким образом, перед СССР и США со всей остротой встает вопрос о стратегическом выборе носителя ядерного оружия межконтинентальной дальности. На первом этапе решения этой проблемы рассматривался вопрос использования авиации, но от этого пути пришлось отказаться по нескольким причинам:

а)  произошел резкий скачок в развитии систем ПВО;

б) для внезапности нанесения бомбового удара было необходимо постоянное нахождение в воздухе бомбардировщиков с атомными бомбами, что чревато большими опасностями /вспомним, сколько раз американские самолеты теряли атомные  и водородные заряды вблизи своей территории и территории союзников/.

    Второе направление — использование крылатых ракет. Это направление до создания межконтинентальной ракеты считалось самым перспективным. В 1950—1954гг. одновременно с интенсивной работой по созданию боевых баллистических ракет /Р-2, Р-5/ и начала разработки Р-7 на большую дальность и большей грузоподъемностью, идет проработка вопроса, каким должен быть основной носитель — баллистический или крылатый.  В этом ключе характерен 1953г., когда запускаются сразу три проекта:

1.  Крылатая ракета «Буря» /А.С.Лавочкина/.

2.  Первый «Буран» /В.Н.Мясищева/.

3.  Баллистическая межконтинентальная ракета С.П.Королева.

            В этот период гениальное предвидение Королева совпало с гениальностью А.Сахарова, который в 1953г. дает предварительную оценку веса головной части боевой атомной ракеты — около 5,5 тонн. В дальнейшем она была снижена почти вдвое, но на момент создания межконтинентального носителя была именно таковой. Гениальное предвидение Королева заключалось в том, что именно в этих 5.5 тоннах он увидел и первый тяжелый спутник, и первый пилотируемый корабль. А главное, совпали интересы военно-политического руководства страны во главе со Сталиным и Берией, интересы атомщиков во главе с И.В.Курчатовым, науки во главе с М. Келдышем и ракетчиков во главе с Д. Устиновым и С.П. Королевым.

Конец 1953г. Именно в это время М. Келдыш, С.П. Королев и М.К. Тихонравов  готовят предложения по созданию и запуску первого искусственного спутника Земли /ИСЗ/, а в мае 1954г. С.П. Королев выходит с этим предложением в ЦК КПСС и Правительство. Вес первого ИСЗ предполагался около 1400 кг, т. е. меньше веса сахаровского варианта атомного заряда. К этому же периоду относятся первые проработки вопроса по достижению Луны, но они найдут свое воплощение в предложениях только в 1958г., когда будет решен вопрос достижения второй космической скорости и будет создан серийный баллистический межконтинентальный носитель атомного заряда.

Таким образом, во главе разработки королевских космических проектов встает группа московских гирдовцев и тех, кто перешел к Королеву от В.Ф. Болховитинова /В.П. Мишин, А. Исаев, Б. Черток и др./.

1953г. для истории советской космонавтики знаковый еще двумя событиями, которые, как показало время, к сожалению, отрицательно сказались впоследствии на развитии  нашей космонавтики. Первое — после провала проекта создания крылатой ракеты-аналога ФАУ-1 В.Н. Челомей добивается создания ОКБ-52. Второе — М.К. Янгель — главный конструктор ОКБ в Днепропетровске, созданного в 1952г. для серийного изготовления королевских ракет Р-1, Р-2, Р-5, начинает проработку боевых баллистических ракет своей конструкции Р-12, Р-14 и позднее межконтинентальной баллистической ракеты Р-16. В своих разработках он использует двигатели В.П. Глушко на агрессивных компонентах топлива в противовес экологически чистым кислородно-керосиновым двигателям С.П. Королева. Пройдут годы и ракета-носитель «Зенит», составной элемент проекта «Буран-Энергия» подтвердит правильность решений С.П. Королева.

 

Совет главных конструкторов в составе А.Ф. Богомолова,
М.С. Рязанского, Н.А. Пилюгина, С.П. Королева,
В.П. Глушко, В.П. Бармина, В.И. Кузнецова

 

        Именно позиции М.К. Янгеля и В.Н. Челомея по отношению к проектам С.П. Королева и М. Келдыша и их ориентировка на военный аспект космической программы СССР послужили основой «гражданской войны» Главных конструкторов, истоки которой лежат в 1953г. Одной из главных «реперных точек» этого периода является 2 февраля 1956г., когда с космодрома Капустин Яр в сторону Казахстана была запущена боевая королевская ракета Р-5М с ядерной боеголовкой. Это был первый в мире атомный взрыв, произведенный с помощью баллистического носителя заряда. Таким образом, была решена задача нанесения ядерного удара по окружавшим СССР базам США с ракетами средней дальности до 1500 км. и окончательно был решен вопрос о приоритетном направлении создания носителя атомного оружия -  баллистический носитель.

          15 мая 1957г. в СССР был произведен первый запуск межконтинентальной ракеты Р-7. Надо отметить, что «семерка»  уже разрабатывалась как носитель водородного заряда.

4 октября 1957г. Начало космической эры — запуск Первого искусственного спутника Земли.

2 января 1959г. Запуск к Луне первой АМС — первой космической ракеты «Луна-1», которая до сих пор продолжает движение по гелиоцентрической орбите.

И наконец, 20 января 1960г. произведен запуск ракеты Р-7 с имитатором боевой головной части в район Тихого океана на расстояние 12000 км. Атомная гонка закончилась. Америка перестала быть недосягаемой. Результатом этого периода надо считать достижение бесспорного превосходства СССР в вопросах космических достижений. Одновременно в СССР, кроме создания базы ракетно-космической отрасли, было сформировано единое общественное мнение, что начало изучения космоса — наша национальная победа. Это период торжества идей С.П. Королева и его соратников по МосГИРДу.

 

4. Лунная гонка.

          Необходимо отметить, что лунная гонка стала основным стимулом научно-технического прогресса человечества во второй половине ХХ века.

          В российской историографии космонавтики понятие «лунной гонки» принято связывать с проектами пилотируемых полетов и высадки космонавтов на Луну. При этом концентрируется внимание на американском проекте «Аполлон» и советском проекте «Н1-Л3». Во главе первого стоял Вернер фон Браун, в СССР до 1966г. — С.П. Королев, а после его смерти — В.П. Мишин. В гонке за Луну и за достижение планет Марса, Венеры активно работали автоматические межпланетные станции. В СССР — «Луна», «Венера», «Марс», «Зонд»,  в США — «Пионер», «Рейнджер», «Маринер», которые как участники этой гонки до сих пор движутся по гелиоцентрическим орбитам. А такие как:  «Луна-9; 13» и «Сервейер- 1,3,5,6,7» осуществили мягкую посадку на Луну именно в период лунной гонки, которая ограничена двумя датами: 2 февраля 1959г. — запуск советской АМС «Луна-1» и 16 июля 1969г. — запуск корабля «Аполлон-11». Таким образом,  десятилетие с 1959г. по 1969г. — период лунной гонки. Именно на этот период приходятся два главных эпохальных события в истории космонавтики:

         12 апреля 1961г. — полет Ю. Гагарина — первого космонавта планеты.

         20 июля 1969г. — выход Н. Армстронга на поверхность Луны.

         Период лунной гонки — это период отработки пилотируемых космических кораблей. В   СССР были осуществлены такие проекты, как «Восток» /6 кораблей/, «Восход» /2 корабля/, и начата отработка кораблей «Союз» /5 кораблей/. В США осуществляется проект «Меркурий» /6 кораблей/, проект «Джемини» /10 кораблей/ и проект «Аполлон».  Именно в период лунной гонки была заложена база и отработана основа научно-технических решений создания будущих глобальных космических спутниковых систем связи, навигации, геодезии, военной разведки и др.

          Не останавливаясь на военно-политическом аспекте этого периода, обусловленного пиком военного противостояния СССР и США, именуемого «холодной войной», можно утверждать, что именно тогда была заложена основа современного состояния космонавтики. Однако лунная гонка высветила парадокс большой науки. После достижения Луны и доставки на Землю образцов лунного грунта ученые потеряли интерес к Луне. Президент Академии Наук СССР М. Келдыш на совещании в мае 1974г. заявил: «Луна для ученых прежнего интереса уже не представляет» /Б.Е. Черток. Ракеты и люди. Лунная гонка. М.: Машиностроение, 1999г., стр.465/. Человечество тысячелетиями смотрело на звездное небо и Луну, а побывав на ней несколько раз и доставив на Землю около 400кг лунного грунта,  вдруг потеряло к ней интерес!!!

          Действительно, после 1970г. полеты на Луну фактически прекратились. То, что Луна для академической науки до сих пор остается «непознанным летающим объектом»,  свидетельствует о том, что такие ученые и конструкторы как С.П. Королев и Вернер фон Браун создали такой инструментарий для научных исследований, которым академическая наука не научилась пока пользоваться в полную силу. В этом  — главные результаты периода космонавтики 1959—1969гг., называемого «лунной гонкой». Многочисленные публикации о том, почему США выиграли лунную гонку, а мы проиграли — все это лирика и попытка уйти от ответа на вопрос: «Что же делать с полученными данными о Луне?».

      Пытаясь уйти от ответа на этот вопрос, все заговорили о Марсе, что крайне неверно. Человечество, не разобравшись с ближним космосом, не в состоянии понять и изучить все закономерности дальнего космоса.

Лунная гонка была «лакмусовой бумажкой», которая показала все сильные
        и слабые   стороны космонавтики того периода.

 

5. Период орбитальных космических станций.    

          После успешной высадки на Луну Н. Армстронга и его товарищей на кораблях «Аполлон» Советский Союз предпринял ответный ход — взял курс на создание долговременных орбитальных космических станций. К великому сожалению, этот ход привел к «мату» российской космонавтики в 2001г. В связи с тем, что мы рассматриваем логическо-историческую модель развития космонавтики ХХ века, не будем останавливаться на отвлекающих, пусть даже существенных событиях этого этапа. Необходимо отметить, что он потребовал от конструкторов, инженеров и особенно космонавтов большого творческого труда и беспредельного мужества. Именно в этот период произошел ряд катастроф, унесших жизнь наших и американских космонавтов, память о которых будет вечна. Однако  трагичное в том, что в результате титанического труда и человеческих жертв с затоплением станции «Мир» фактически полностью прекращаются космические исследования в России. В Америке положение с перспективными направлениями космонавтики изучения дальнего космоса не лучше. Проблема создания околоземных орбитальных станций рассматривалась еще в работах К.Э.Циолковского, Г.Оберта, которому приписывают термин «космические станции», Ф.Цандера и других пионеров теоретической космонавтики. В ОКБ С.П. Королева в начале 50-х годов рассматривался вариант Многоцелевой космической базы-станции /МБКС/, которая предполагалась как «причал» для космических пилотируемых кораблей для дозаправки, смены экипажа и разгрузки отходов и использованного материала. Однако, практически, к работе над станцией в 1964г.  приступил В.П. Челомей, предложивший военно-разведывательную станцию «Алмаз». В 1969г., ОКБ С.П. Королева, которым в этот период руководил В.П. Мишин, выходит по инициативе К. Феоктистова с предложением создать в спешном порядке долговременную орбитальную станцию — ДОС. Так родился «Салют» — серия орбитальных станций. Сколько всего было сделано таких станций, трудно сказать, так как «Алмазы» тоже летали под наименованием «Салют». Одни срывались с орбиты, другие гибли при авариях ракет-носителей, однако в официальной истории советской космонавтики «Салютов» 7 штук.

           19 апреля 1971г. был произведен запуск первой станции, а последняя станция «Салют-7» сгорела в плотных слоях атмосферы при неуправляемом баллистическом торможении 7 февраля 1991г. Как говорили в тот момент руководители нашей космонавтики, они молились, чтобы она не свалилась кому-либо на голову, но все обошлось. Хотя и декларировалось, что на станции постоянно работают экипажи, однако это было далеко не так, и большое количество времени своего существования на орбите они летали в автоматическом режиме. «Салюты» № 1, 4, 5 в обитаемом режиме находились 14-15% от общего времени нахождения на орбите, а остальные №№  6 и 7  — около 34%.

          Еще до окончания лунной программы американцы тоже задумывались над проектом орбитальной станции, но Конгресс отказал в финансировании до тщательной проработки вопроса. Период развития космонавтики с 1970г. нельзя рассматривать отдельно в СССР и США, так же, как нельзя отдельно рассматривать проекты «Салют», «Мир», «ЭПАС», «Скайлэб», «Спейс Шаттл» и «Энергия» — «Буран», которые, в конце концов, привели к проекту Международной космической станции /МКС/ и прекращению космических исследований в России. Доминантой космонавтики с 1970г. являются орбитальные станции. В 1970—1973гг. происходят события, которые редко рассматривались, но именно они определили дальнейшее развитие космонавтики особенно в России.

            19 апреля 1971г. в СССР был произведен вывод на орбиту первой орбитальной станции «Салют». 23 апреля запускается корабль «Союз-10» с экипажем: В. Шаталов, А. Елисеев и Н. Рукавишников, но стыковка не удается, и через два дня космонавты возвращаются на Землю, так и не попав на станцию. 6 июня на станцию отправляется «Союз-11» с экипажем: Г. Добровольский, В. Волков и В. Пацаев. Это был дублирующий экипаж для данного полета, но из-за сомнений в состоянии здоровья  Ю. Кубасова основной экипаж был отстранен от полета. Спешка с запуском станции и непродуманное решение не использовать скафандры были причиной гибели экипажа при разгерметизации спускаемого аппарата во время посадки после 24-х дневного полета. Через девять дней после запуска «Союза-11» собирается Президиум Академии наук СССР, на котором М. Келдыш -  Президент Академии наук ставит вопрос: какие фундаментальные научные исследования возможно провести сейчас и проводить в дальнейшем на борту  орбитальной станции.

         Обсуждение не получилось. Сама постановка вопроса через 14 лет после запуска Первого спутника, 10-ти лет после полета Ю.Гагарина, 2-3 лет разработки станции свидетельствует о том, что фундаментальная академическая наука даже не приглашалась для проведения  космических исследований. С точки зрения логики научного развития этот день можно считать днем начала развала Российской космонавтики. Не удивительно, что инициатор и один из активных сторонников создания орбитальных станций К.П. Феоктистов в период обсуждения и острых дебатов по вопросам затопления станции «Мир» в феврале-марте 2001г. неоднократно подчеркивал, что с точки зрения фундаментальной науки «Мир» почти ничего не дал.

      1971 год знаменателен  еще одним моментом. В этом году в США происходили серьезные исследования на предмет дальнейших работ в космосе. Стоял вопрос — создавать ли орбитальные станции, систему многоразовых космических кораблей или сосредоточить внимание на создании глобальных спутниковых систем военной разведки, связи, метеорологии, навигации и пр. Для оценки перспективности создания в тот момент орбитальных станций американцы проводят два серьезных проекта:

  • ï проект ЭПАС — стыковка «Аполлона» с советским кораблем «Союз»;
  • ï запуск собственной орбитальной станции «Скайлэб», созданной на базе   оставшихся корпусов 3-й ступени ракеты «Сатурн-5».

          Проект ЭПАС /1971—1975гг./ фактически является основой глубокой научно-технической разведки США положения дел в нашей космонавтике. На базе полученных результатов американцы принимают решение, касающееся их дальнейших разработок.

27 октября 1972г. в газете «Правда» было напечатано сообщение о пресс-конференции в Академии наук СССР по проекту стыковки «Аполлона» и «Союза». Руководителем проекта со стороны СССР был, как сообщено в газете, член-корреспондент АН СССР Константин Давыдович Бушуев, заместитель С.П.Королева по проектным вопросам. Выступая на этой пресс-конференции, он знакомит с теми техническими проблемами, которые необходимо решить при осуществлении проекта. Простое их перечисление дает основание утверждать, что в процессе работы совместных групп космонавтов американцы почти полностью знакомятся не только с системами корабля «Союз», но и с системами орбитальных станций. Со своей стороны, знакомство с системами космического корабля «Аполлон» для советских космонавтов имеет скорее познавательный характер. Да и длительность проекта (почти 5 лет) — серьезное подтверждение желания американцев поглубже «покопаться» в нашей космонавтике. Таким образом, американцы, сэкономив время и сотни миллионов долларов, приобрели бесценный опыт пилотируемых полетов и работы на орбитальных станциях.

       14 мая 1972г. США запускают на орбиту свою орбитальную станцию «Скайлэб». На станции, просуществовавшей до 1978г., но эксплуатировавшейся в обитаемом режиме только до 8 февраля 1974г. /всего три экспедиции/, американцы проверяют ряд гипотез и возможность создания большой станции. В отличие от СССР, американцы при полете на станцию скрупулезно сообщали обо всех нештатных и аварийных ситуациях. В результате было установлено, что в течение работ трех экспедиций каждый день в среднем возникало от двух до шести различных нештатных ситуаций. Забегая вперед, скажем, что на станции «Мир» за 15 лет было 15000 нештатных и аварийных ситуаций. Если к этому добавить утверждение руководителей полетов станции «Мир», что 70% времени космонавты были вынуждены тратить на ремонтно-восстановительные и профилактические работы, то с полной уверенностью можно утверждать, что космонавтам просто некогда было заниматься научными исследованиями. Запуск станции «Скайлэб» по времени совпал с полетом нашей второй станции «Салют», которая, фактически, была военной станцией «Алмаз» В.Челомея. 29 июля 1972г. была предпринята попытка запуска второй станции ОКБ Королева, но из-за отказа 2-й ступени ракеты «Протон-К» В. Челомея на орбиту не вышла. «Салют-2» /«Алмаз»/ также терпит неудачу. В связи с разгерметизацией, запущенная 3 апреля 1973г., станция перестала существовать 29 апреля.

        Таким образом, начальный период создания орбитальных станций отмечен гибелью двух станций, отказом при стыковке с первой станцией корабля «Союз-10» и гибелью экипажа корабля «Союз-11», плюс отсутствие планов фундаментальных научных исследований на станциях — это в СССР. В США — низкая надежность орбитального комплекса «Аполлон» — «Скайлэб». Известно, что для второй экспедиции на станцию «Скайлэб» американцы разрабатывали вариант аварийного спасения. На основании анализа первого этапа логика подсказывала, что до создания нормально функционирующих орбитальных станций надо решить проблему надежности космической техники и научного оборудования в условиях длительной эксплуатации в космосе. Пока же необходимо отработать основной элемент системы орбитальных станций — многоразовую транспортную многоцелевую космическую систему. Поняв, что Россия будет продолжать строить орбитальные станции, американцы все свои силы направляют на создание системы «Спейс-Шаттл». И 12 апреля 1981г.,  ровно через 20 лет после полета Ю.Гагарина запускают свой первый «Шаттл». Не прекращая проработок по орбитальной станции до 1994г., Америка сосредотачивает силы на отработке различного вида глобальных спутниковых систем и кораблей транспортной системы «Шаттл». Россия продолжает запускать сначала «Салюты», а затем модули станции «Мир».  Таким образом, с 1974 по 1994гг. — относительно стабильный период эксплуатации двух элементов одной системы. Одновременно происходит резкий спад собственно космических исследований.  Если до 80-х годов было осуществлено 30 мягких посадок: 19 на Луну, 8 на Венеру и 3 на Марс, то после 80-х посадок космических аппаратов было всего шесть: 4 на Венеру, 1 на Марс, 1 на астероид «Эрос».

       2 сентября 1994г. произошло событие, к которому прекрасно подходят слова нашего экс-премьера В. Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».  В этот день в Вашингтоне было подписано соглашение о развитии сотрудничества в области космических исследований между Россией и США. Фактически, это был протокол о намерениях объединить усилия по созданию Международной космической станции /МКС/ на базе американских разработок по станции «Фридом», на которую, как указывалось ранее, Конгресс США отказался выделить деньги, и наших проработок по проекту «Мир-2». Не вдаваясь во все перипетии создания МКС, напомним, что первый ее блок «Заря» был выведен Россией 20 ноября 1998г., а 30 октября 2000г. на станцию стартовал первый экипаж,  командиром которого был американец.

          Кому в первую очередь с технической и экономической точек зрения был выгоден этот проект? Конечно, Америке! Вспомним, как в 1945-46гг. американцы вывезли немецких ученых-ракетчиков вместе со всей документацией, касающейся ракетных разработок, что позволило Америке сэкономить миллиарды долларов; вспомним проект ЭПАС, после которого они отказываются от создания орбитальных станций. И в этом случае, до принятия окончательного решения, они направляют 9 экспедиций на станцию «Мир», во время которых проводят детальный научно-технический анализ нашего опыта эксплуатации орбитальных систем. В проекте МКС участвуют 17 стран. Надо быть наивными людьми, чтобы не понимать, что основная финансовая и научно-техническая нагрузка на этапе создания станции американцами будет переложена на других. Доводы, которыми оперируют руководители нашей космической отрасли на многочисленных конференциях и в публикациях в период января—марта 2001г., в связи с затоплением станции «Мир» можно отнести скорее к лукавым, чем к разумным. А то, что общественное мнение в стране более склоняется к тому, что затопление — политическое решение, а не результат естественного процесса — свидетельство глубокой неграмотности вследствие  неинформированности общества о космосе и исследованиях во Вселенной. Когда в 1978г. и в 1991гг. происходили затопления станций «Скайлэб» и «Салют-7», это воспринималось совершенно спокойно. Точка в этом поставлена новым президентом США Бушем. 3 марта в печати появилось два сообщения. Первое, что американцы пытаются осуществить связь со своей АМС «Пионер-10», запущенной 3 марта 1972г. и находящейся сейчас за пределами Солнечной системы на расстоянии более 11 млрд. км, а второе, что в 2002г. резко сокращается финансирование космических программ, особенно в части договоренностей с заказами России. Таким образом, Америка, получив научно-техническую информацию на многие млрд. долларов и обеспечив за счет наших ракет-носителей создание базовой основы МКС, больше нам не партнер в космических исследованиях. Предельной точкой видимости партнерства был момент прекращения функционирования станции «Мир». Да и МКС их не особенно интересует, так как уже вместо 7 космонавтов на станции планируется работа только трех. Ряд межпланетных проектов также не прекращается. Так, отказ в космических исследованиях фундаментальных космических проблем, с одной стороны и превращение орбитальных стаций фактически в военно-раведывательные, с другой, привело к тому, что российская космонавтика не только перестала быть первой, но ее вообще вытеснили из космоса. Этого бы не произошло, если бы руководство Росавиакосмоса не отошло от принципиальной политики С.П.Королева. Достаточно вспомнить его жесткую политику относительно агрессивных компонентов топлива для ЖРД и его позицию в вопросе приоритета автоматических систем по сравнению  с кораблями, пилотируемыми человеком, и его подход к методу создания ракетных систем при минимизации наземной отработки. Мы потеряли то, за что так долго боролись, заплатив за это очень высокую цену. Так закончился ХХ век для российской космонавтики!

 

6. Период коммерциализации космической деятельности

         Главным стимулом развития человечества является стремление наиболее  эффективными методами удовлетворять свои потребности. В любой своей деятельности человек всегда стремился достичь поставленных целей, затратив минимально возможное количество усилий и располагаемых материальных, а позднее финансовых средств. Прибыль — вот основной стимул развития человеческого общества в последние столетия. Под коммерциализацией в общем плане понимается деятельность, направленная на получение финансовой прибыли.  Более конкретно,  коммерция — это продажа товаров и услуг с целью получения прибыли. Вопросы коммерциализации космической деятельности человека поднимались еще до начала космической эры. 30 сентября 1932г., выступая на заседании Института истории науки и техники, посвященного К.Э.Циолковскому, академик кораблестроения А.Н. Крылов очень образно и конкретно коснулся этой проблемы. Ниже приводится ксерокопия части его выступления, которое было опубликовано в книге «Мои воспоминания». /Л.: Судостроение, 1984г./.

        Более детально эта проблема рассматривалась в марте 1966г. на симпозиуме по вопросам прогноза развития космонавтики до 2001г. /«Космическая эра. Прогнозы на 2001г. — М.: «Мир», 1970/.

Особого интереса заслуживают два доклада: «Общие экономические перспективы»  Ч.С. Шелдона и доклад Э.П. Уитона «Коммерция в космосе». Однако насколько эта проблема еще находилась в зачаточном состоянии, свидетельствует тот факт, что в обоих докладах прогнозировалось, что стоимость одного килограмма полезного груза, выводимого в космос в 2001г., будет составлять несколько долларов /до 10/. Для справки следует отметить, что стоимость 1кг полезного груза, доставляемого в космос в 2000г., составила от $17 до 24 тыс. Этот факт нельзя ставить в вину экономистам того времени, а особенно выдавать его за признаки «буржуазной ограниченности». Просто это свидетельство использования в экономических прогнозах давно понятых и апробированных методов в других отраслях человеческой деятельности, отличающихся от космонавтики. Космическая эра поставила не только перед учеными, но и перед экономистами труднейшие проблемные задачи, с которыми не сталкивались со времен К. Маркса. Вот как пишет об этом Ч. Шелдон: «Мне довелось, оказавшись в правительственном и законодательном аппарате после запуска первого спутника, изучать прогрессивные идеи лучших инженеров и самых одаренных ученых нашей страны. Грядущее, которое, благодаря развитию техники, возникает в пределах досягаемости нашего воображения и в виде конкретных достижений лишь ожидает всеобщего признания, настолько фантастично, что находится за пределами обычных представлений среднего человека. («Космическая эра. Прогнозы на 2001 год.». М.: «Мир», с. 314, доклад Ч. Шелдона «Общие космические перспективы».).

Как ни парадоксально это сегодня звучит, но динамичному развитию космонавтики до середины 80-х годов в СССР способствовала существующая тогда система планирования народного хозяйства с Госпланом во главе, так как в кооперации с космической отраслью были задействованы буквально все отрасли промышленности, все направления науки и система услуг. Расходы на космическую деятельность в короткие сроки /буквально к 70-м годам в СССР и США/ стали сопоставимы со значительной частью валового национального продукта.  В этих условиях встал вопрос о решении проблемы коммерциализации космоса.  Напомним стоимость некоторых проектов.

Лунный проект  С.П. Королева «Н-1 ЛЗ» /1960—1974./ — около 6 млрд. рублей. 

Проект США высадки человека на Луну  — около $24 млрд.

Проект СССР «Энергия — Буран» /1974—1988./ -  около 14 млрд. рублей.

Проект станции «МИР» /1986—2001/ — около 100 млрд. руб.

Запуск одной ракеты «Зенит» -  около $75-80 млн.

Запуск одной ракеты «Протон» — около $70 млн. и т.д.

          Таким образом, по прошествии 40 лет космической эры, после окончания атомной и лунной гонок, когда политики денег не считали, наступило некоторое отрезвление, встал вопрос о решении экономических проблем в условиях сформировавшейся принципиально новой отрасли — космической. Космическая отрасль, в отличие от других, концентрирует в себе, как на острие, все достижения науки и техники, а также ускоренные темпы их развития. В США на первом этапе поиска снижения расходов пошли по пути создания многоразовых транспортных средств — системы «Спейс Шаттл». Как показали результаты запусков более 100  «Шаттлов», цена 1 кг полезной нагрузки даже выше, чем у космических кораблей «Аполлон». В СССР экономической стороной этого вопроса себя не утруждали, поэтому стоимость программ орбитальных станций с 1971г. оценить проблематично. С началом перестройки и с конца 90-х годов понятия «коммерциализация» и «приватизация» перемешались. Если понятие «коммерциализация» связано с получением прибыли, независимо от форм собственности — государственной или частной, то «приватизация» относится к частной форме собственности. Как было показано ранее, при таких расходах на космические проекты при наличии значительного коммерческого риска, фактически, вопрос приватизации космической отрасли не имеет перспектив. К этому необходимо добавить и военный аспект. На Западе пошли по пути передачи частным фирмам части космических услуг и разработок — системы связи, фотографирование земной поверхности, создание отдельных спутников и пр. Одновременно, с целью снижения коммерческого риска, стала создаваться система космического страхования, которая в России  начала функционировать с 1990г. Первый полис страхования космического объекта был выдан спутнику связи «Горизонт-33». В 1993г. была выдана страховка в сумме 19.75 млн. рублей за гибель на орбите спутника «Горизонт-34». Страховка позволяет застраховать от убытка фирмы-поставщики, что особенно важно в этой отрасли. Но и здесь бывают пикантные случаи при взаимодействии с зарубежными фирмами. 21 ноября 2000г. при запуске американского спутника ракетой-носителем «Космос-3М» произошла авария, и спутник на орбиту не вышел. При рассмотрении страховки оказалось, что спутник, стоимостью около $60 млн., был застрахован фирмой на $200 млн.  Монтаж спутника проводили американцы без допуска наших специалистов. Самым траурным днем для нашей космонавтики можно считать 2 сентября 1993г., когда наш премьер В. Черномырдин подписал соглашение с Америкой, по которому, за участие в создании новой орбитальной станции — МКС, Россия заплатила отказом от создания собственной станции «МИР-2», лишившись при этом 17 контрактов с Индией, 5 с Китаем, Бразилией, Австралией и рядом других стран. В это же время США стали поставлять свои криогенные двигатели, естественно, не за «спасибо».

15 марта 2001г. комиссия по сотрудничеству в космосе «Гор — Черномырдин» была ликвидирована, но задача была выполнена — с затоплением станции «МИР» Россия, как космическая держава, перестала существовать. Таким образом, коммерциализация в космосе России ничего хорошего не принесла. Проект «Шаттл» в США тоже не принес ожидаемой прибыли. Однако есть еще один момент, который мало освещается в прессе. Дело в том, что коммерсанты стремятся привести коммерческий риск к минимуму, а поэтому в практику внедряются больше отработанные системы, а новые опытно-конструкторские работы носят скорее чисто рекламный характер.

Особенно негативно эта система отражается на квотах запусков ракет-носителей новых поколений, которые зачастую используют США чисто в своих интересах. Именно в период коммерциализации фактически прекратились запуски космических аппаратов в дальний космос. Период коммерциализации космоса был использован США для развития своих космических работ за счет познания опыта России, а для России этот период стал периодом прекращения работ в космосе. Недаром существует мнение, что наука объединяет, а бизнес разъединяет.

 

Подпишитесь на нашу рассылку

Добавить комментарий