Яндекс.Метрика

Из истории русской авиации: А.И. Жуков

        Возле станции московского метро «Аэропорт», среди многоэтажных современных зданий, как островок среди океана, стоит маленький, почерневший от времени, рубленый домик с мезонином, обнесенный плотным досчатым забором. Внутри дворик с небольшим садиком и несколькими грядками. Все это смотрится как оазис в каменной пустыне. Это кусочек старой Москвы вместе с ее обитателем — старейшим русским летчиком-испытателем Александром Ивановичем Жуковым. Александр Иванович — коренной москвич. Более того, он коренной житель здешних ходынских мест. Здесь, близ Ходынского поля он родился, сюда, на этот изрытый ямами пустырь бегал с мальчишками играть в казаки-разбойники, а позднее, когда Ходынка стала первым российским аэродромом, зачарованно смотрел, как взлетали и садились первые аэропланы.

          То, что человек может подняться в воздух как птица, поразило воображение мальчугана. Как магнит тянуло к себе Ходынское поле, где люди возились с этими хрупкими фанерно-тряпичными птицами, копались в их тоненьких медных кишочках.

          Преодолев все препятствия, пятнадцатилетним подростком устроился Александр Иванович на Ходынке подручным у авиамоториста. С этого времени он навсегда связал свою жизнь с авиацией. Сначала ремонтировал немудреные авиационные двигатели. Потом стал мотористом, да таким, что сам знаменитый Габер-Влынский, удивлявший московских зрителей своими виртуозными полетами, доверил ему свой самолет. 

1916 г. у винта А.И.Жуков, в центре Габер-Влынский                            1913 г. А.И.Жуков — моторист (слева) 

 

          Многие летчики того времени были белоручками и считали ниже своего достоинства отруливать самолет в ангар после посадки. Это часто делал за них моторист Жуков. Ингда Жуков пробовал чуть-чуть подлететь. Дальше — больше. Так подлеты однажды кончились взлетом. Моторист Жуков научился летать. Но он был «нижним чином» и попасть в «летную элиту» было более чем трудно.

         Только с приходом Октября Александр Иванович официально сдал летный экзамен и в июне 1918 года был назначен летчиком-инструктором Московской школы авиации.Лучшую кандидатуру на эту должность трудно было бы найти: Жуков до последнего винтика знал каждый самолет и в то же время был отличным пилотом, летавшим на всех типах самолетов того времени.Такое сочетание в одном лице тонкого знатока авиационной техники и отличного летчика трудно сыскать в любое время.Советский летчик «номер один», Герой Советского Союза М.М. Громов, вспоминая годы пребывания в Московской школе, пишет: «Несколько человек, в том числе и меня,  направили в группу Александра Ивановича Жукова. Он заведовал обучением на «Дебражасе» и «Парасоле» (французские самолеты, первый — учебный, второй — боевой). Войдя в ангар Александра Ивановича, все были поражены блеском, чистотой и идеальным порядком. Все говорило о необычайной организованности, свойственной этому человеку.»

 

 

                            1921 г. А.И.Жуков (стоит в центре) среди своих курсантов. На обороте подлинника надпись:

                «На память славному и дорогому учителю А.И.Жукову. Учлеты Глаголев, Шестаков, Блохин, Куданов»   

 

 

                                     Летный состав Высшей Московской школы красных военных летчиков, 1924 год.

                                  Стоят слева направо: В.П.Чкалов, А.И.Жуков, В.О.Писаренко, Л.Г.Минов, А.Р.Шарапов

 

          Самолет «Парасоль» деревянной конструкции не имел элеронов. Их заменяла мягкая задняя кромка крыла, изгибаемая при помощи ручки управления. Примитивность этого ответственного  устройства ограничивала маневренность самолета и требовала от пилота чрезвычайной осторожности в управлении. Но Александр Иванович Жуков, тщательно изучивший все слабые стороны этого самолета, производил на нем виртуозные полеты, изумлявшие зрителей.

          Об одном из таких полетов М.М. Громов пишет: «В один памятный для меня день, как всегда, занятия начались контрольным полетом Александра Ивановича. Но что это за чудеса? «Парасоль», на котором никто не делал виражей с креном более 30 градусов, вдруг прямо с земли делает вираж с креном почти вертикально и разворотом на 360 градусов. Эффект изумителен. Это было великолепное дерзание. После этого, набрав высоту метров двести, самолет сделал круг над аэродромом и сел около своей группы.Александр Иванович сошел с самолета как ни в чем не бывало и тщательно объяснил нам, как удалось ему это сделать. На другой день Александр Иванович снова идет в первый контрольный полет. Но что такое? Полет затягивается, «Парасоль» набирает 1500 метров, задирает нос, теряет скорость и переходит … в штопор! Мы все знали, что если «Парасоль» сорвется в штопор, то катастрофа неизбежна, парашютов тогда не было. Многие сняли шапки, некоторые отвернулись, другие раскрыли рот от удивления… И вдруг вращение прекратилось! «Парасоль» пикирует и постепенно переходит в горизонтальный полет. Подлинно героический поступок, не меньшей значимости, чем, например, петля, совершенная Нестеровым, Но, увы, никем и ничем в истории авиации он не отмечен.»

         Александр Иванович учил своих подопечных также тщательно и добросовестно, как ремонтировал моторы и самолеты, отлично понимая, что в авиации мелочей не бывает. Все секреты своего изумительного летного мастерства он не только открывал своим ученикам, но и строго требовал их изучения и проверки на практике. За время своей инструкторской работы в Московуской школе авиации с 1918 по 1924 год Александр Иванович подготовил 350 летчиков, среди которых потом оказались такие ассы, как герой Гражданской войны Николай Васильченко, Герои Советского Союза Громов, Чкалов, Антипов и многие другие. И все они чтили чтут своего любимого учителя. Рассматривая многочисленные фотографии на столе у Александра Ивановича, на обороте одной из них я прочел такую трогательную надпись: «На память славному и дорогому учителю А.И. Жукову от учлетов Глаголева, Шестакова, Кудинова, Блохина, Чесалкина, Черского.» Эта фотография относится к 1921 году. А  на обложке вышедшего в начале 1977 года журнала «Новый мир», где помещены воспоминания М.М. Громова, я прочел: «Слава Орлу! Александру Ивановичу Жукову! Моему дорогому учителю, учившему прежде всего подвигу своим бесподобным примером! 24.271977 Громов»

          В 1924 году, когда вновь созданная советская авиационная промышленность приступила к выпуску отечественных самолетов, А.И. Жуков стал летчиком-испытателем первого авиационного завода имени Авиахима (бывший «Дукс», расположенный тут же по соседству с родной Ходынкой). И вот вышел из цехов завода первый советский истребитель И-1 конструкции Н.Н. Поликарпова. Но первенец оказался не в меру строптивым. Он как дикая лошадь, впервые почувствовавшая на себе седока, не хотел подчиняться человеку. В первом полете на опытном образце чуть не разбился превосходный летчик К.К. Арцеулов. Машина не слушалась управления, сначала взвилась вверх, а потом зависла, исчерпав подъемную силу и грохнулась плашмя на землю. Только благодаря хладнокровию и большому опыту пилотирования Арцеулов отделался переломами. После некоторой доводки машину подготовили к полету. Следующий полет пришлось выполнять Жукову. Строптивый самолет и на этот раз хотел проявить свой норов, но Александр Иванович заставил его сесть как полагается нормальному самолету, хотя и обозвал его «летающим комодом».

          Потом много раз еще пришлось Александру Ивановичу поднимать впервые в небо новые самолеты. Всего их было до сорока разных, не похожих характерами, со своими капризами. Не раз и не два, рискуя жизнью, дотошный Жуков выявлял все недобрые черты машин, все их недоделки и дефекты. Кроме опытных образцов Жуков облетал около двух с половиной тысяч серийных машин, налетав в общей сложности два миллиона километров и пробыв в воздухе 7000 часов, то есть чуть меньше года. Да, такую работу без единой аварии мог выполнить только настоящий мастер своего дела!

                                                   Ветераны в гостях у А.И.Жукова. Слева направо: И.И. Каленчин,

                                                     В.В.Карпов, Туманский, М.М.Громов, ?, А.И.Жуков, Я.Г.Пауль

 

           — На своем веку я повидал многих хороших людей — вспоминает Александр Иванович — однажды разговаривал с Лениным, несколько раз встречался с Дзержинским, когда он приезжал на аэродром. Показывал опытные полеты Ворошилову. Серго Орджоникидзе … Чудный был человек, как отец родной он был для меня. Прекрасно относился ко мне Николай Николаевич Поликарпов, чьи творения я проверял в воздухе…

          Александр Иванович задумывается и с грустью перебирает старые фотографии и листы почетных грамот, которые большой кипой лежат у него на столе. Завтра ему исполняется ровно 80…

 

Если статья показалась Вам интересной, поделитесь с друзьями в соцсетях и оставьте комментарий.

 

Подпишитесь на нашу рассылку

Добавить комментарий