Яндекс.Метрика

Из истории русской авиации: А.В. Шиуков

SHiukov 1

          Алексей Владимирович Шиуков — один из старейших авиаторов нашей страны. Получить его автограф в мой альбом- это же ого-го! И вот 13 марта 1972 года я у него на московской квартире в Померанцевском переулке. Высокий, атлетического сложения, седой, красивый старик  с глубоко впавшими черными глазами после крепкого рукопожатия приглашает меня в свой кабинет. Я, волнуясь объясняю свое посещение и прошу немного рассказать о себе.

          — Ну что же можно кратко рассказать о моей длинной, наполненной величайшими событиями, жизни? Родился я давно, еще в прошлом веке, в 1893 году. В раннем детстве увлекла меня мечта — подняться в небо, как легендарный Ило из сказки, которую рассказывала мне старая няня Мариам. Когда я стал гимназистом, я не пропускал ни одной статьи, ни одного сообщения о подъме человека в воздух на аэростатах или на воздушных змеях, о прыжках с крутых горных склонов Лилиенталя, о полетах братьев Райт. Все это было интересно читать, но я хотел подняться в воздух сам. И вот, пользуясь картинками первых самолетов и уговорив отца дать мне немного денег, я начал мастерить свой первый летательный аппарат. Это были два крыла на бамбуковой основе, обтянутые полотном и связанные четырьмя рейками с хвостовым оперением. В качестве шасси служили мои собственные ноги. Так что не аппарат нес меня, а я нес его. Чтобы удержать равновесие при  разбеге, крылья и хвост поддерживали три моих приятеля.

            И вот ранним утром 5 мая 1908 года мы собрались на склоне Махатской горы в Тифлисе. Просунув голову и плечи в ответстие в нижнем крыле и ухватив руками стойки, я и трое моих помощников побежали вниз по склону навстречу ветру. И вдруг я почувствовал, что сидящий на мне мой планер начал быстро терять вес. Теперь не я, а он нес меня. Я понял, что я лечу. Лечу! Это чувство — чувство полета, не во сне, а наяву, незабываемо! Полет продолжался недолго. Сначала планер как будто хотел резво пойти вверх, а потом неожиданно клюнул носом и пошел к земле.  Через мгновение я резко ударился ногами о землю, не удержал равновесие и планер повис на моих плечах и руках. Я пролетел наверное не более ста метров на высоте метра 3-4 и весь полет продолжался всего несколько секунд. Но это был полет! Мой первый полет. И, как теперь выяснилось, вообще первый полет на планере в России. В течение  1908 года тифлисский гимназист Алексей Шиуков совершил еще 14 полетов на своем планере, непрерывно совершенствуя его конструкцию.

          В эти годы в Россию пришло бурное увлечение авиацией. Началась постройка самолетов энтузиастами-одиночками и дальновидными капиталистами. Появились летчики-циркачи, выделывавшие порой действительно головокружительные номера, которые нередко заканчивались увечьем и даже смертью. Но были ученые, инженеры, изобретатели, увидевшие в самолете могучее оружие, скоростной вид транспорта. К числу последних принадлежал и А,В, Шиуков.

        В начале 1912 года Алексей Владимирович разработал и построил сперва планер, а потом самолет оригинальной конструкции, названный им «уткой». В этом самолете он впервые применил трехколесное шасси с убирающимся передним колесом.

          В 1914 году Алексей Владимирович добровольно, с собственным самолетом отправляется на фронт в качестве авиатора-разведчика, предварительно сдав экзамен на звание военного летчика в Гатчинской школе.

      — Самолет, который я вез с собой на войну, — рассказывает Алексей Владимирович — не был приспособлен для воздушного боя. Скорость самолета была небольшая — всего 70 километров в час.О бое в воздухе мы даже не помышляли и в начале войны отправлялись в полет совершенно безоружными. Зачастую не брали с собой даже револьвер. Поэтому в первые дни войны можно было наблюдать в воздухе любопытную картину. В то время,  как на земле шли кровопролитные бои, летчики совершали свои боевые полеты  словно в мирной обстановке. Встречаясь в воздухе, противники часто весело приветствовали друг друга, даже помахивали платочками. Но долго так продолжаться не могло.  Сначала начали расстреливать друг друга из пистолетов и винтовок, потом появились пулеметы, а на земле приспособили для обстрела самолетов пушки, устанавливая их на колесо.

          Первое время мы с летнабом летали на разведку позиций и ближних тылов противника, вели корректировку стрельбы своей артиллерии.  Впоследствии мне пришлось выполнять роль истребителя и бомбардировщика. Так, в конце мая 1916 года в период подготовки наступления наших войск в Буковине, я в числе ещё нескольких истребителей сопровождал два наших тяжёлых Ильи Муромца, а когда они отбомбили, сбрасывал бомбы со своего самолёта.

          На германском фронте Алексей Владимирович пробыл до конца 1917 года, совершив более 250 боевых вылетов. Во время одного из полетов сбил немецкий самолёт. В октябре 1917 года во время боевого полёта потерял ориентировку и  сел в тылу неприятеля, не вовремя обнаружив ошибку, успел взлететь под огнем противника, получив 69 пробоин в самолёте. В 1917 году, вследствие переутомления и сотрясения мозга, полученного при одной аварии, 4 раза терял сознание в воздухе, причём в одном случае неуправляемый самолет с высоты 3200 м каким-то чудом спустился и сел даже без поломки.

         Октябрьская революция застала Шиукова на фронте в городе Луцке. Воспитанный на демократических традициях в семье, познавший не раз унижение от царских сановников , когда он обращался к ним за помощью для постройки своих самолетов, повидавший муки простых русских людей на войне, Шиуков без колебаний перешел на сторону Советской власти. Первое, что он сделал для новой власти — привёл вместе с другими революционно настроенными летчиками эшелон с имуществом и самолетами бывшего авиаотряда в Москву.

          В январе 1918 года Алексей Владимирович получил назначение на должность помощника инспектора авиации Западного фронта, и сразу же включился в операцию по спасению от наступающих немцев в Белоруссии оставшегося авиационного имущества и самолётов. В эту командировку, вместе со своим начальником Василием Юнгмейстером, они ездили как большие начальники в отдельном вагоне, и по возвращении забыли сообщить железнодорожникам, что вагон больше не понадобится. О напрасном простое вагона железнодорожники пожаловались в оперативный отдел штаба Красной армии в Москве. Разыскивая в огромном здании на Пречистенке начальника перевозок, оба летчика неожиданно столкнулись с Лениным. Ленин заметил их и, видя их изношенные летные куртки и помятые фуражки с летными эмблемами, сразу узнал в них фронтовиков.                           

          — Вы, товарищи, с фронта?

          — Да, товарищ Ленин. Мы летчики, прибыли с Западного фронта —   вытянувшись по-военному, ответил Юнгмейстер. При дальнейшем разговоре пришлось признаться Ильичу о причине приезда сюда. Владимир Ильич крепко пожурил летчиков за недопустимую забывчивость, а главное — за поездку в отдельном вагоне, когда вагонов и так  не хватает. Ленин резко сказал :

           — Вам следует немедленно и решительно отказаться от этого барства. Ну в самом деле, извольте сказать, к чему вам отдельный вагон?

           Потом, подробно вникая в мельчайшие детали, расспросил о положении на фронте, о настроениях механиков и офицеров — летчиков. В конце довольно продолжительной беседы Ленин пожелал летчикам успехов в боевой работе.

          До сих пор Алексей Владимирович помнит эту беседу во всех деталях. Как Ленин в наброшенном на плечи пальто то ходил легкой походкой по комнате, то садился на стул, как искрились его живые чуть прищуренные глаза, интонации его голоса, когда он задавал вопросы, добрую, немного хитроватую улыбку, когда слушал их ответы о спасённых самолётах, полете на разведку, которую пришлось выполнить вместо офицера — саботажника, или жесткость взгляда, когда он их отчитывал за барство. 

          Вскоре Шиуков направляется на Восточной а затем Туркестанский фронты Гражданской войны, где ему поручается командовать вновь организуемыми силами красной авиации. О многих боевых эпизодах Гражданские войны, участником или свидетелем которых он был, Алексей Владимирович увлекательно рассказал в своей книжке «Война в воздухе», написанной им для детей и вышедший в свет буквально за несколько дней до начала Отечественной войны. В это время ему было 49 лет.  Коммунист, горячий патриот своей Родины, Алексей Владимирович подает рапорт об отправке его на фронт. За выполнение заданий командования полковник А.В. Шиуков награждается орденами Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны 1 степени.

          -  Алексей Владимирович а чем вы занимаетесь сейчас?

          -  Работаю над воплощением в реальность своей самой первой в жизни мечты — строю действующую модель махолета. Ведь до того, самого первого моего планера, на котором я взлетел в 1908 году, я пытался подняться в воздух на сделанных мною крыльях, но полёта тогда не получилось -  слаб был мой мускульный двигатель. Теперь ,когда современная техника позволяет заменить мускульную силу мощным малогабаритным двигателем, постройка махолета и полёт на нём стали реальностью.

            — Алексей Владимирович, но какой смысл сейчас в таком летательном аппарате, когда имеются уже самолёты, вертолёты и даже спутники? Алексей Владимирович слегка хмурится, видимо этот нелепый вопрос задаю ему я не первый.

          — Это же самый экономичный по расходу мощности летательный аппарат, конструкцию которого придумала сама природа. В 25 раз экономичнее вертолёта в 12 раз самолёта! Как же не использовать это преимущество? И я верю, что к махолету еще повернутся лицом наши авиаконструкторы. А пока я делаю махолёт сам. Но вот беда : на днях сгорел мой сарай на даче в Раздорах, а в нём — строившийся махолет. Сейчас мне предстоит серьезная операция. Если я останусь после неё жив, продолжу эту работу снова. В это время Алексею Владимировичу шёл 81 год. И я подумал: как же велика сила одержимости у этого замечательного человека!

 

Если статья показалась Вам интересной, поделитесь с друзьями в соцсетях и оставьте комментарий.

 

Подпишитесь на нашу рассылку

Добавить комментарий