Яндекс.Метрика

Г. Н. Елецких. Крым 12 июля 1944 года. Зарисовки с натуры

krym 3 4 e1553955928379

 

 

 

У меня есть книга о тех страшных днях чудовищной бойни 1941—1945 года. Ее  почти никто не читал, рукопись не была издана.  Написал свои воспоминания о войне мой отец,  Герой Советского Союза Елецких Гавриил Никифорович. Он прошел всю войну с боями от Львова до Сталинграда и потом обратно до Кракова. 

С.Г. Елецких

 

 

 

 

 

Крым 12 июля 1944 года. Зарисовки с натуры

          Утром 12 мая на командный пункт полка позвонил начальник разведки  8 –ой воздушной армии полковник И. Сидоров. Я был у телефона. Он сообщил, что сегодня на мысе Херсонес должны закончиться боевые действия. Об этом я доложил командиру полка полковнику М. Ситкину, который сразу же предложил: 

— Хотите слетать туда на По-2 и привезти бумаги?

          В последнее время у нас практически не было бумаги для издания газеты полка.

— Летите со старшим лейтенантом Занозиным, — уточнил командир.

          Командир звена старший лейтенант Занозин мастерски владел не только самолетом Пе-2, но и По-2. Условия посадки на мысе Херсонес были, как мы предполагали, сложными из-за воронок от бомб и снарядов.

         Поскольку мы не знали, когда точно окончатся боевые действия, решили сначала произвести посадку на площадке у южной окраины Севастополя. Она называлась Шестой верстой. Тут мы рассчитывали оценить обстановку и дождаться окончания боевых действий на мысе Херсонес.

          Взлетели на По-2 с аэродрома у Курман-Кемельчи (ныне Красногвардейское). Не быстро, как на самолете Пе-2, долетели до Симферополя, а затем и до Севастополя, который три дня назад был освобожден нашими войсками.

Мы увидели, что с западной окраины площадки артиллерийские орудия крупного калибра ведут огонь в сторону мыса Херсонес. Ясно, что боевые действия еще не закончились.

          Решили садиться на площадку. Она была небольшой, но для По-2 вполне достаточной. Сели удачно, подрулили к одной артиллерийской батарее, которая вела огонь. Летчик выключил мотор. Выйдя из кабины, мы вытащили из мотора два толкателя (чтобы никто не смог взлететь на самолете) и положили их в летную сумку.

           От артиллеристов, которые вели огонь по мысу Херсонес, узнали, что на южной окраине Севастополя фашисты имели различные склады. Мы решили их обойти в поисках бумаги для нашей типографии. Сначала попали на какой-то продовольственный склад, откуда нас направили на место, где есть бумага. На новом складе нас вначале ожидало разочарование. На всю бумагу уже «наложила лапу» типография фронта. Офицер, с которым мы вели разговор, заметил наш унылый вид и спросил: 

«А сколько надо бумаги?»

« Столько, сможем унести».

«Я думал, что вам нужны тонны, а килограммы отматывайте с любых рулонов»

          Мы намотали два рулона хорошей бумаги, каждый килограмм по 20, попросили разрешения пока их оставить и решили осмотреть окраину города.

          С воздуха я много раз видел Севастополь и знал, что он разрушен. Вблизи стали видны все детали. Город лежал в руинах. Пройдя несколько сот метров, увидели на одной из улиц небольшую группу молодых женщин, человек 20-25, которую охраняли 5-6 вооруженных солдат. У нас возникло любопытство, что это за группа преступниц? Спросили стоявшую старушку:

«Кого ведут?»

«Проституток, которые работали у немцев» — ответила она.

          Немного побродив по городу, мы перестали слышать выстрелы артиллеристов. Было ясно, что артиллерия прекратила огонь и на мысе Херсонес закончились боевые действия. Мы быстро пошли к самолету, захватив два рулона бумаги.

          Недалеко от места, где стоял наш самолет, увидели колонну пленных фашистов, у которой не видно было конца. Они шли со стороны Херсонеса. После узнали, что пленных было больше тридцати тысяч человек. С Занозиным несколько минут смотрели на горе-вояк. У большинства вид был хмурый и подавленный. Но некоторые шли с довольно надменным видом.

          Артиллеристы сказали, что на Херсонесе все закончилось. Вставив два толкателя в мотор и, разместив бумагу в моей кабине, сели в самолет. Летчик запустил мотор и пошли на взлет. До мыса Херсонес летели несколько минут, а на поиск места приземления затратили больше времени, чем на полет от Севастополя.

          Сделав над Херсонесом несколько кругов и выбрав место, где были неглубокие ( из-за каменистого грунта) воронки от снарядов, решили садиться. Сели неплохо, хотя самолет на пробеге покачался. Мы произвели посадку вторыми. На уже стоявшем По-2 произвел посадку заместитель начальника разведки 8 воздушной армии подполковник А. Голобородько. Я в это время был заместителем начальника штаба 8 полка по разведке.

         Мыс Херсонес выглядел так: вся его территория была покрыта воронками от бомб и снарядов, всюду валялись трупы фашистских солдат и офицеров. Их было несколько тысяч. Встречались среди убитых и раненых даже генералы.

          Особенно много убитых и раненых было на южном берегу мыса и в капонирах самолетов. Фашисты планировали погрузить раненых на суда, но не успели этого сделать. С южной стороны в море на плотах, бревнах, досках находились немецкие офицеры и солдаты. Их много было в 1-3 км от берега. Наша артиллерия с мыса вела заградительный огонь и эти группы плыли к берегу. На больших плотах виднелись белые флаги из рубашек и кальсон.

          Фашисты были без оружия. Видимо, кто и брал его, но при возвращении сбросил с плота в море. У Северной части мыса горела большая баржа, от нее тянулся длинный хвост черного дыма, параллельно мысу.

         Недалеко от нашего самолета стояла исправная легковая машина. Капот у нее был поднят и мотор работал. Около машины стоял немецкий водитель , который непрерывно повторял: «Гут мотор, гут мотор».

          Через некоторое время меня с Занозиным встретил А. Голобородько. Подполковника интересовали склады с авиационно — техническими запасными частями. На мысе Херсонес находился фашистский аэродром. Вместе с ним мы спустились в несколько капониров на северной окраине мыса. Погреба нам попались с различными продуктами. В них много было трупов, изуродованных и разорванных на куски взрывами гранат и мин. Поскольку фашисты, находившиеся в этих погребах, не сдавались, по ним вели огонь из автоматов и минометов и бросали гранаты. Продукты на полках ( большей частью галеты и печенье) были залиты кровью и прилипшими частями человеческих тел.

          Картина в этих погребах была неприглядной. Мы с Занозиным ушли от Голобородько, подошли к юго-западной оконечности мыса и наблюдали за причаливанием к ней плотов.

          Наша артиллерия все еще продолжала вести заградительный огонь, но уже на меньшую дальность, поскольку плоты плыли к берегу. Внезапно появился самолет Ю-88, приближавшийся к мысу с юга. Видимо, это был разведчик. По самолету был открыт ураганный огонь из всех видов стрелкового оружия. Самолет загорелся и упал в воду у северной части мыса недалеко от горящей баржи.

          Минут через 20 с западной стороны появились четыре МЕ-110. Они прошли над мысом в плотном строю на высоте около двух тысяч метров. Развернувшись в районе Севастополя на 180 градусов, самолеты проследовали второй раз над мысом, но уже с обратным курсом. По ним велся зенитный огонь. Видимо, и эта группа вела разведку, поскольку никакой радиосвязи с немецким командованием мыс Херсонес не имел.

          Итак, 12 мая 1944 года советские войска полностью освободили Крым от фашистских захватчиков. И над мысом Херсонес взвился красный флаг нашей Родины. Наш полк после освобождения Крыма за успешные боевые действия был награжден орденом Красной Звезды. Ряд летчиков были представлены к высоким правительственным наградам.

 

Оригинал статьи в ЖЖ Сергея Елецких ( fromnorthcyprus@livejournal.com )

 

Если вам понравился этот материал, поделитесь с друзьями в соцсетях и оставьте комментарий.

Подпишитесь на нашу рассылку

Добавить комментарий